Американцы передают Украине БТР Stryker: лучше того, что давали раньше


К сожалению, ушли те времена, когда мы всерьёз полагали, что существуют какие-то непересекаемые красные линии, за которые Запад переступать побоится. Теперь же ситуация такова, что НАТО потащил на Украину широчайший ассортимент вооружений, особенно бронетехники. Ожидаются поставки «Леопардов-2», британских «Челленджеров-2», боевых машин пехоты «Брэдли» и «Мардер».

Уже точно известно, что в качестве военной помощи Киеву американцы подвезут и боевые машины «Страйкер» в количестве около 100 единиц. Причём, скорее всего, в формате бронетранспортёров – штуковин, которые будут выгодно отличаться от других машин этого класса, уже поставленных ВСУ. Вопрос только в том, как их будут применять.

От пополнения потерь до создания новых подразделений
С поставками бронетехники Украине вообще вышла интересная история, которая довольно хорошо иллюстрирует грядущие изменения в структуре войсковых подразделений ВСУ, в том числе и за счёт доставки в зону спецоперации бронетранспортёров «Страйкер».

Ранее НАТО в буквальном смысле выскребал из оставшихся запасов танки и боевые машины пехоты советского образца, чтобы по возможности хоть как-то восполнять потери украинских войск без напряга для их логистики, ремонтных возможностей и обученности персонала. Простецкая схема в стиле: «единица выбыла – заменили на новую». Однако очень скоро техника в закромах начала заканчиваться и, хотя ситуация ещё далеко не патовая, когда-то западные образцы всё-таки должны были отправиться в зону спецоперации.

Но грядущие поставки всех этих «Леопардов» и «Брэдли» с прочей техникой выводят западную помощь Киеву на совершенно другой уровень. Здесь правила замены выбывших единиц на новые уже не работают. Не действуют они просто потому, что, например, разбавить танковую роту, состоящую по большей части из Т-64 разных модификаций, некоторым количеством немецких или британских танков – большая глупость, на которую в здравом уме никто не пойдёт. Те же дела с боевыми машинами пехоты «Мардер», «Брэдли» и бронетранспортёрами «Страйкер».


Далеко не полная синхронизация в системах связи, тотальное отсутствие унификации между советской и иностранной техникой, начиная от банальности в виде снарядов и заканчивая запасными частями с ремонтными комплектами, обученность экипажей и ремонтных бригад – тот минимум, который вынудит либо формировать новые подразделения для западных машин, либо переформатировать уже имеющиеся.

Головной боли у командования ВСУ от этого, конечно, прибавится значительно, но это позволит организовать – во многом за счёт характеристик иностранной техники – довольно эффективные группировки.

«Пушечное мясо» из бронетранспортёров
До начала специальной военной операции Украина, судя по информации The Military Balance 2022, имела довольно обширный парк боевых машин пехоты – более тысячи единиц БМП-1/2/3, из которых «двойка» была самой многочисленной. Безусловно, с учётом ошибок и полностью разукомплектованных и буквально убитых машин, от которых только остов остался, количество получается несколько меньшее, но всё равно внушительное.

А вот с более лёгкими средствами доставки и поддержки пехоты на поле боя в лице бронетранспортёров имелись некоторые проблемы. Всего их, по данным, опять же, того же самого журнала, числилось около 430 единиц. При этом наиболее современных БТР-4Е и БТР-3ДА имелась примерно сотня. Остальное – «старички» в лице БТР-70/80 и штучные экземпляры БТР-60.

Для комплектования боевых соединений при условии, что все бронетранспортёры на ходу, такой армады хватало, но потери, нанесённые российскими войсками в ходе специальной военной операции, заставили задуматься о пополнении, которое в достаточном количестве украинская оборонка обеспечить не может.


Бронетранспортёр М113 – один из самых массовых иностранных БТР в ВСУ
Итог этого закономерен: на Украину поехали сотни бронетранспортёров западного производства.

Более трёхсот М113, «Бушмастеры», «Мамбы», VAB и прочие, а также кучи броневиков разного пошиба – в общем, всё то, что ВСУ могли сразу пустить в бой без особой подготовки. Да там другого и ожидать не приходилось, поскольку все эти «подарки» от западных стран при системном подходе к их организации в войсках ничего радикально нового привнести не могли и предназначались исключительно для восполнения потерь и попыток остановить наступление ВС РФ с последующим перехватом инициативы. Затычка для пробоины, грубо говоря.

«Страйкеры» же на этом фоне всё-таки слегка выделяется.

Основные достоинства «Страйкера»: защита и электроника
При рассмотрении того или иного образца боевой техники зачастую одним из самых важных параметров считается бронирование. При этом не важно, имеется в виду танк, боевая машина пехоты или бронетранспортёр. Но, учитывая тот факт, что БТР для лобовой атаки позиций хорошо вооружённого противника не предназначен, особо завышенных требований предъявлять ему не стоит.


Однако «Страйкер» рискует стать одним из самых бронированных и в то же время массовых БТР в украинских войсках.

Ни советские запасы в виде БТР-70/80, ни львиная доля иностранных бронетранспортёров, особенно если речь идёт о М113, не могут выдать столь высокие показатели, как у американца. А именно: круговая защита от обстрела из 14,5-мм пулемёта. Впрочем, чего уж тут греха таить – у нас не все БМП в бортах себе такое могут позволить.

Достигается это за счёт того, что корпус «Страйкера» выполнен из стальных листов высокой твёрдости, которые дополнительно прикрыты привинчивающимися блоками из броневой керамики. При этом масса бронетранспортёра за счёт керамической защиты составляет 16,47 тонны, что всего на полтонны больше, чем у того же БТР-82А.

Но такая стойкость к пулевому обстрелу американского изделия в условиях спецоперации – это ещё и повышенная защищённость от осколков артиллерийских снарядов. Думается, что характер боевых действий в нынешних условиях в объяснении не нуждается – артиллерия там правит балом, поэтому выявленные в ходе разведки подразделения противника незамедлительно накрываются артой в зоне её досягаемости. Тут, в отличие от своих одноклассников в ВСУ, «Страйкер» будет смотреться намного выгоднее. Особенно с усиленной противоминной защитой, что вкупе с озвученными фактами резко снизит потери среди перевозимой пехоты.

Бонусом к этому на американском БТР могут устанавливаться противокумулятивные решётчатые экраны, работающие против противотанковых гранат типа ПГ-7 с вероятностью около 50 %. Поставят ли эти комплекты Украине – вопрос, поскольку это расширяет номенклатуру и на массе с проходимостью сказывается. Но учитывать возможность надо.


Ещё одним преимуществом «Страйкера» является наличие тепловизионного прицела в его комплексе управления огнём.

Про то, насколько тепловизионные системы важны сейчас, говорилось немало. В отличие от простой оптики, через «теплак» можно обнаруживать и идентифицировать цели на расстоянии нескольких километров в любое время суток и почти при любых погодных условиях (очень сильный снег или совсем непроглядный туман снижают дальность видения), что пригодится не только в условном чистом поле, но и в застройках разной плотности. А «дальнозоркий» БТР — это автоматически и более осведомлённое пехотное отделение, которое он перевозит и поддерживает в бою.

Учитывая, что большинство бронетранспортёров в составе украинских войск такого плода технического прогресса не имеют – ценность американского подарка налицо.

Сюда же можно добавить оснащение «Страйкера» оборудованием GPS-навигации, которое не только облегчает боевую работу на низовом уровне в плане ориентирования на местности, но и координацию действий с соседними подразделениями. Понятное дело, планшеты и телефоны с выходом в Интернет есть у всех, но интегрированное оборудование имеет несколько большие возможности в плане взаимодействия БТР, его пехоты и соседствующих соединений. Впрочем, что касается работы с «соседями», то у американской машины ещё и система распознавания «свой-чужой» имеется, которая минимизирует вероятность дружественного огня.

Также вмешивается и банальщина: в «Страйкере» пехоте ездить куда комфортнее, чем в советских и многих западных изделиях оборонной промышленности, включая такого массового «крокодила» как М113. Кроме того, он более надёжный в эксплуатации и не очень сложный в ремонте.

Но и минусы тоже присутствуют
В числе них, в первую очередь, стабильная для всех колёсных машин вне зависимости от страны происхождения низкая проходимость по слабым грунтам, что особенно скажется в украинской чернозёмной каше. Система регулировки давления в шинах у «Страйкера», конечно, есть, но как он поведёт себя в тех условиях — большой вопрос. Особенно в случае оснащения машин противокумулятивными решётками, увеличивающими массу.

Сюда же можно отнести низкую устойчивость «Страйкера» при резких манёврах и езде по бездорожью из-за его высоко расположенного центра тяжести. Случаи опрокидывания этих американских БТР не так уж и редки, хотя катастрофы это не делает.

Также проблемой является восприимчивость систем и агрегатов «Страйкера» к низким температурам, что, например, он великолепно продемонстрировал на Аляске. Так, уже при -10 градусах по Цельсию число отказов этих машин возросло настолько, что на их ремонт тратилось больше времени, чем на боевую работу в ходе войсковых учений.

Да и про вооружение разговоров немало: скорее всего, версия машины с 12,7-мм пулемётом и будет поставлена Киеву. Несмотря на наличие тепловизора в комплексе управления огнём, в ряде случаев огневой мощи «Страйкера» будет недостаточно. Тут 30-мм автоматические пушки БТР-82А смотрятся намного выгоднее.

Но минусы плюсов для ВСУ не перевесят. Там ничего лучше не видели с начала СВО.

Выводы
Есть такая поговорка: микроскопом гвозди забивать. Именно такой логике последуют украинцы, если решат распылить «Страйкеры» по разным войсковым соединениям по принципу затыкания дыр там, где техники не хватает. Нам это только на руку, поскольку ничего существенного данные изменения не принесут – да, есть тепловизор, защищённость чуть получше, но очевидного превосходства не даст.

Другое дело, если украинские подразделения будут выстраиваться вокруг «Страйкера» без разбавления другими машинами аналогичного класса.

Относительно высокая защищённость от пуль, осколков и взрывных устройств, хорошая ситуационная осведомлённость за счёт тепловизионных средств, более плотное взаимодействие машины и десанта, работа системы «свой-чужой» а также синхронизированная система связи и навигации – то, что может существенно повысить боевые возможности мотострелковых соединений или сводных мобильных групп со «Страйкерами», с которыми в скором времени могут столкнуться наши войска. Пока на отдельных участках фронта, поскольку поставят менее сотни этих машин, а потом? Нет никаких оснований, что США ограничатся только одной партией.

Однако все организационные дела – процесс длительный.

Кроме внедрения машин в штаты уже имеющихся войсковых подразделений, либо сочинения новых, украинскому командованию придётся решить ряд вопросов, связанных с обучением экипажей, ремонтных бригад и пехоты. Необходима адаптация связи и управления, а также решение сложностей с ремонтом западной техники – скорее всего, придётся тащить битые и ломаные машины за границу в Польшу или даже Словакию.

Ну и отдельного внимания заслуживает снабжение запасными частями, разного рода ремонтными комплектами и боеприпасами. Один западный эксперт в своей статье по «Страйкеру» подал интересную и важную мысль, что для полноценного функционирования западной техники на Украине придётся создавать автоматическую систему, которая максимально укоротит путь запроса тех или иных запчастей «от заказчика до исполнителя».

Все эти дела быстро не делаются. На это могут уйти месяцы, но никакого ободрения задержка, конечно, не несёт. Промедление с нашей стороны в конечном итоге приведёт к тому, что мы будем сражаться с армией, полностью или по большинству параметров подогнанной под стандарты НАТО. Первые громкие звоночки уже прозвучали. Источник