Американскому флоту нужны дизельные подлодки

Действительно, новости очень неоднозначные, но простите, а когда у нас было все понятно и однозначно? Впрочем, внезапно проснувшийся интерес к дизель-электрическим подводным лодкам в среде американских профильных СМИ типа «1945» и «The Drive» раскрывается довольно просто.

Но обо всем по порядку.


Доктор Джеймс Холмс в своей статье выдал следующее: ВМС США нуждаются в дизель-электрических подводных лодках уже сейчас. На той стороне мира пробрало многих, но вот в чем загвоздка – Холмс из тех людей, к которым прислушиваются. Хотя, конечно, репутация у него…

Джеймс Холмс, хоть и доктор, и даже возглавляет кафедру морской стратегии в Военно-морском колледже, но в первую очередь он бывший офицер ВМС США, он был последним артиллерийским офицером линкора «Миссури» и можно сказать, что вошел в историю. Да, 1991 год, Персидский залив. Холмс давал команду на стрельбу 406-мм снарядами, после него этого уже не делал никто.


Кроме преподавания морской стратегии Холмс пишет книги. Его совместная с Тоши Есихара книга «Красная звезда над Тихим океаном» была признана лучшей книгой 2010 года по версии Atlantic Monthly. И признана не только в США, но и в Китае, о котором, собственно, шла речь.

То есть, человек понимает, о чем говорит. Некоторые военные аналитики в США считают, что Холмс сгущает краски в отношении Китая и преувеличивает мощь КНР, однако тут все не так однозначно.

Дело в том, что не так давно ВМС США представили Конгрессу секретный план судостроения, согласно которому у США будет военный флот из 381 корабля, не считая судов без экипажа, которых хотелось бы около 150. Это больше, чем 299 кораблей, находящихся в эксплуатации сегодня, и это превысит уровень 355 кораблей, предусмотренный законодательством США, на 26 кораблей.

«Ястребов» это, конечно, радует. Увеличение флота для одних бальзам на душу, потому что они флотские фанаты, для других – возможность заработать. Для таких это очень приятная новость, при условии, что судостроительный комплекс США сможет справиться с дополнительной нагрузкой. В этом, кстати, есть определенные сомнения у многих в США.


И конечно, непременным условием является обеспечение этих программ деньгами. Если Конгресс соберет достаточно денег налогоплательщиков для строительства, эксплуатации и обслуживания такого флота, то в теории все выглядит ничего так. Бодро и уверенно.

Доведут ли законодатели дело до конца, остается вопросом. В конце концов, прошло семь лет с тех пор, как они ввели мандат на 355 кораблей, а реальное количество военных кораблей колеблется там, где оно было в 2016 году. И сегодня многих в США уже реально напрягает то, как верфи Китая строят корабли и подводные лодки на пути к объявленному флоту НОАК из 500 кораблей.


В общем, в возможностях американских верфей есть сомнения. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов мощности, необходимые для текущего и капитального ремонта кораблей. Руководители ВМС США огласили, что из 49 атомных ударных подводных лодок (SSN) в обслуживании и капитальном ремонте в любой момент времени находится 20 процентов.

Кроме того, есть корабли, которые простаивают в ожидании крупного ремонта. Как пример – тот же «Коннектикут», который столкнулся с чем-то неопознанным в Южно-Китайском море.

Кстати, Южно-Китайское море – мы в него вернемся, это, собственно, отдельная тема.

Итого, если верить статистике, то для выполнения всех задач в двух океанах у США насчитывается всего 31 лодка в боевом состоянии. Много? Мало? Достаточно? Все зависит от времени, когда начинается замес, оружия никогда не бывает хотя бы достаточно. Проверено не раз на практике.

Конечно, в США над этим работают, и в прошлом году была в рамках публикации несекретной части судостроительной программы озвучена цифра в 66 подводных лодок, но смотрится это несколько фантастически. То есть, надо построить «всего» 17 подводных лодок. Смотрится, знаете ли…

Отсюда информация о беспилотных подводных аппаратах типа «Orca» (XLUUV) не смотрятся чем-то таким сверхъестественным. По идее 50-метровая беспилотная хреновина будет служить минным заградителем, а оборонные производители и военно-морской флот поработают над добавлением новых миссий в возможности беспилотного подводного аппарата.


Вообще надо сказать, что проект «Orca» представляет собой многообещающую разработку. ВМС США в целом пытаются реализовать свой план по распределению боевой мощи среди гораздо более многочисленного флота, а не концентрировать ее в нескольких десятках больших, дорогих, хоть и многоцелевых кораблях типа тех же авианосцев или УДК.

Потопление ракетного крейсера или эсминца или выведение такого корабля из строя сразу уменьшает долю общей боевой мощи флота. Соответственно, требует усиления противонадводной, противолодочной и противовоздушной обороны вместе с противоракетной обороной. И это весьма логично, потому что потеря одного корабля (или нескольких) сразу же уменьшает возможности соединения кораблей в данном регионе.

И наоборот, рассеивание огневой мощи, датчиков и командно-контрольных функций придает устойчивость соединениям кораблей в боевой обстановке. Флот продолжает сражаться, несмотря на потерю отдельных боевых единиц.

И вот тут мы смотрим на Южно-Китайское море

Смотрим не только на откровенно небольшую акваторию, но и на приличное количество островов. Довольно небольшое количество квадратных километров суши и огромные амбиции некоторых стран.

Вообще у этой акватории нет единого названия. Мир ее знает как Южно-Китайское море, Вьетнам называет Восточным, а Филиппины — Западно-Филиппинским. Оно омывает берега восьми стран юго-восточной части Азии и является важным стратегическим местом на карте мира. Именно здесь проходят основные мировые судоходные маршруты. Например, через Южно-Китайское море движется 50% всего индийского экспорта и импорта и две трети всей поступающей в Китай нефти.

Поэтому контроль над этой морской акваторией был для государств важной геополитической задачей. Но в Южно-Китайском море сложилась уникальная ситуация — в его акватории находятся два архипелага, которые… вообще ничьи!

Это с одной стороны странно, с другой – оправданно. Есть два архипелага, на которых никогда не жили туземцы, там не было гор, буйной растительности, источников воды. Если серьезно – просто кусочки суши, разбросанные (весьма хаотично) по поверхности великого Тихого океана. Коралловые рифы, атоллы, скалы. Площадь самого большого составляла 1,5 квадратных километра, площадь самого маленького острова – 0,08 квадратного километра.

130 островов и островков Парасельского архипелага и 150 островов архипелага Спратли. Ни животных, ни птиц, ни людей на них нет, удобных бухт для стоянок тоже. Поэтому два архипелага долгое время оставались без внимания прилегающих государств.

Но сегодня Парасельские острова и острова Спратли являются таким сложным участком территории, что по сравнению с ними Фолкленды – это вообще ничто. На эти территории претендуют ШЕСТЬ государств. Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Тайвань и Бруней. Последние три активных действий не предпринимают и только ограничиваются заявлением своих прав на части архипелага. А вот КНР, Филиппины и Вьетнам настроены куда решительней.


Гонка суверенитетов. Знакомо? Да. Вот и Китай, Вьетнам и Филиппины наперегонки устанавливают свои флаги на островках, а то и по несколько раз. Плюс постоянные дебаты в ООН и требования признать территории своими. Но дальше всех пошел Китай: в 1947 году он выпустил свой атлас, где широкой рукой забрал абсолютно все острова, даже те, на которых развивался флаги других стран. Скромно и со вкусом.

Дальше были суды, инициированные Филиппинами в ООН о признании незаконной оккупацией КНР островов, было решение международного суда в 2016 году, которое осудило политику Китая и постановило, что КНР не имеет никакого «исторического права» на спорные территории в Южно-Китайском море.

И что? И ничего. Если у вас флот под 500 кораблей, вам плевать. Вот и Китаю как-то на решения ООН фиолетово.

Почему? Все просто: нефть и газ на шельфе у тех же островов Спратли. Вроде как ничьи, но… Как только Китай начинает работы по нефтяной разведке и добыче, Вьетнам пригоняет в акваторию едва ли не весь свой военный флот, Филиппины начинают учения в районе, Тайвань усиливает свой гарнизон, а Бруней с Малайзией начинают голосить в ООН. Китай в ответ на это усиливает свое военное присутствие, и вскоре в регионе становится так много ощетинившихся пушками кораблей, что в море просто не хватает места геологам, бурильщикам и строителям.

Справедливости ради стоит сказать, что если геологоразведочные работы начинает Вьетнам, то все повторяется с точностью до наоборот.

Возникает справедливый вопрос: а причем тут ДЭПЛ, столь нужные США?

Ответ: а причем тут АПЛ «Коннектикут», шваркнувшийся не пойми обо что в… да, в Южно-Китайском море?


Практика присутствия атомных подводных лодок ВМФ США показала, что Южно-Китайское море для них, мягко говоря, тесновато.

Военно-морской флот США, Корпус морской пехоты не скрывают того, что работают над тактикой действий именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поскольку ВМФ НОАК – это главная головная боль для американских стратегов сегодня. В плане тактики все просто: надо лишить противника преимущества в небе и на воде, которые окружают острова, составляющими первую цепь островов в Азии.

Если запечатать первую цепочку островов, и запереть ВМС и ВВС НОАК вместе с китайским торговым флотом в ближних морях, лишить их возможности маневрировать – и наполовину задача нейтрализации уже будет решена.

И вот тут на сцену выходят подводные силы, которые, как никто, могут справиться с задачей блокады. Это доказано двумя Мировыми войнами в исполнении немецких подводников.

Атомная субмарина в проливах между островами – это не очень мудрое решение. Они слишком большие и не очень маневренные. Но других у американского военного флота нет.

Есть, правда, ДЭПЛ у союзников по различным блокам типа АУКУС. Тут есть много нюансов, правда. Например, Южная Корея и Япония не будут союзниками США в одном военном альянсе. Япония оккупировала Корею, корейцы это не то чтобы «не забыли, не простили», но определенная неприязнь имеет место.

Китайская республика, которая на Тайване тоже никогда не станет союзничать с Японией. И Филиппины. Им всем перепало от японцев в годы Второй Мировой войны, НО: США имеют двусторонние оборонительные договоры со всеми вышеперечисленными странами. То есть, Южная Корея, Тайвань, Филиппины поддержат все начинания США с одной стороны. А с другой будет Япония.

Что-то типа «разделяй и властвуй», но реализация этого принципа дает около миллиона солдат и два (японский и южнокорейский) весьма приличных флота. Плюс все четыре страны не очень хорошо (кроме Филиппин) смотрят в сторону Китая.

Так что блокада, патрульная служба в условиях островов и проливов — это довольно спокойно выполнимая задача для дизельных подводных лодок. И Морские силы самообороны Японии, и ВМС Республики Корея, которые используют дизель-электрические подводные лодки, уже давно преуспели в этом.


Но вот беда – станут ли «в случае чего» эти страны воевать на переднем участке морского фронта без США? Вопрос довольно сложный. Опыт предыдущих операций НАТО показывает, что да, британцы, канадцы, немцы, даже итальянцы очень неплохо себя ведут, если рядом американцы. Естественно, в количествах пропорциональных. Как в том же Ираке, где в первую войну в Заливе США выставили 450 000 человек, а, скажем, Франция 18 000. То есть, 25 к 1. Ну вы поняли аналогию.

Без американцев войны с Китаем не получится. Это вообще можно принять как аксиому. И, если кто-то хочет что-то такое сделать с Китаем, то он просто должен отдавать себе отчет в том, чем все может закончится, не начавшись.

Холмс практически открытым текстом говорит, что принцип «Если хочешь, чтобы все было хорошо – делай все сам» здесь начертан огненными буквами, как на пиру царя Валтасара. Но тут вместо Валтасара может быль главком ВМС США.

То есть, если США желают взять под свой контроль с союзниками Южно-Китайское море, то им придется раскошелится. Море это не для атомных субмарин и авианосцев. Маленькое и все в островах. А вот ДЭПЛ, которые будут закрывать проливы и проливчики – это серьезно.

И тут американец вообще говорит крамолу: если у США нет своих (а откуда им взяться, Америка не строит свои ДЭПЛ давно) мощностей и проектов, отчего бы не заказать лодки на стороне? Например, у тех же союзников японцев. Можно же предположить, что, скажем, «Mitsubishi Heavy Industries», которая производила «Сорю» и производит сегодня «Тайгей», которые однозначно весьма хорошие лодки, могла бы заложить какое-то количество кораблей для США.

О возможностях другого гиганта, «Hyundai Heavy Industries» даже говорить не хочется. Китайское судостроение – это нечто, но в совокупности японские и южнокорейские корабелы покруче будут.
Кроме того – деньги!

Японский парламент выделил 602,3 миллиона долларов на последнюю версию лодок класса «Тайгей», которые оснащены литий-ионными батареями. Сравните это с колоссальными 3,45 миллиарда долларов, в которые ВМС США обойдется следующий «блок» подводных лодок класса «Вирджиния». То есть, пять ДЭПЛ по цене одной атомной лодки. Это нормально, лодки SSN и должны так стоить, но…

Восполнение указанного выше дефицита в 17 субмарин (в случае неатомных лодок) обойдется налогоплательщикам примерно в 10,24 миллиарда долларов. Это, конечно, много меньше изначально заложенной цены в 58,65 миллиарда долларов за 17 лодок «Вирджиния» Block V. Эта цифра должна порадовать экономных бюджетников в Конгрессе, с одной стороны, а с другой – неатомные лодки реально усилят возможности AUKUS именно там, в исконно китайских водах.

В соответствии с соглашением AUKUS, Соединенные Штаты, предоставят Королевскому военно-морскому флоту Австралии от трех до пяти подводных лодок класса «Вирджиния», управляя военно-морским флотом Австралии до тех пор, пока австралийским судостроителям не удастся построить инфраструктуру и накопить опыт для создания собственных подводных лодок. Насколько это вообще исполнимо, сказать сложно, учитывая то, что у флота США имеется дефицит подводных лодок, а те же «Вирджинии» не очень годны к эксплуатации в условиях внутренних морей.

Чтобы сохранить подводный флот США хотя бы в современном состоянии, не говоря уже о его расширении, не говоря уже о поставках атомных лодок в Австралию, придется напрячь судостроительную промышленность США, которая и без того работает в весьма жестком режиме.

Так что вариант обращения к импортным производителям – не такая уж глупая мысль. Это удовлетворило бы потребности военно-морского флота США, и позволило Америке выполнять все свои программы по властью над миром.

Если же приобрести лодки у тех же японцев, это будет очень серьезный шаг в укреплении противокитайского альянса. Кроме того, лодки не надо было бы постоянно перебрасывать из Азиатско-Тихоокеанского региона в США для проведения ремонтов и модернизаций. Япония как бы намного ближе.

Лодки базировались бы вблизи потенциальных полей сражений вдоль первой цепи островов, а также на верфях, способных их обслуживать и переоборудовать. Это выгодно как с тактической точки, так и со стратегической. Ну и деньги экономит.

Если речь идет действительно о том, чтобы как-то противостоять постоянно растущему ВМФ НОАК и амбициям Китая, необходимы действительно новые ходы и новые решения. И создание флота неатомных подводных лодок могло бы стать одним из таких ходов.

Контроль за проливами в транзитном Южно-Китайском море – это очень важно. И ради этого можно пойти на такие вот шаги.

Однако, я бы добавил в весьма разумную тактику Холмса немного солярки. Американские подводные лодки, базирующиеся в АТР, но построенные и обслуживаемые в Японии – это интересный ход. Но боюсь, что даже в таком случае у Китая есть не менее оригинальный ответ, которому вообще не принято уделять внимания.

Речь идет о такой исчезнувшей из нашего обихода вещи, как рыболовецкий флот Китая, способный поставить «под мину» не менее тысячи кораблей. Это страшно на самом деле: на каждом углу, у каждого островка и в каждом проливе будет торчать рыбацкий сейнер и щупать своими сонарами, которыми они ищут косяки рыбы, подводные лодки.


Тактика проста: корыто с сонарами и радиостанцией/спутниковым каналом (вот с чем у Китая никаких проблем) контролирует часть морской акватории. И таких суденышек десятки. Сотни. При обнаружении лодки они просто дают координаты, после чего прилетает морская авиация и у подводников начинается головная и корпусная боль.

Но это тоже теория. Как будет на практике – увидим. Но то, что Китаю просто так это море не отдадут – ясно и понятно. Вопрос, как и что будут делать в этом направлении стороны.