Атака беспилотников на Черноморский флот – предупреждение России со стороны США


29 октября ВСУ совершили самую масштабную атаку на Черноморский флот, базирующийся в акватории Севастопольской бухты, с начала военной операции на Украине, с помощью беспилотников. Использовались не только БПЛА воздушного типа, но и надводные беспилотники. В результате атаки повреждения получили тральщик «Иван Голубец» и боносетевое заграждение в бухте Южная.

По данным Министерства обороны РФ, атака – дело рук военных украинского 73-го специального центра морских операций, которых курировали британские специалисты, расположившиеся в Очакове Николаевской области. Ответом на этот враждебный шаг западных союзников Киева стал формальный выход России из зерновой сделки.

Но действительно ли за атакой на ЧФ в Крыму стоят кураторы Украины из Великобритании? Какую цель реально преследовала эта атака? Что означает выход России из зерновой сделки и что за этим может последовать? На эти вопросы и постараемся ответить в данном материале.

Кто стоит за масштабной атакой БПЛА на ЧФ в Крыму?
Накануне массовой атаки БПЛА на корабли ЧФ РФ в Севастопольской бухте в нейтральном воздушном пространстве над Черным морем был замечен американский стратегический беспилотник-разведчик RQ-4B Global Hawk. По данным веб-сервиса Flightradar24, который отслеживает перемещение воздушных судов, беспилотник США взлетел с авиабазы НАТО около города Катания на Сицилии и какое-то время барражировал на некотором расстоянии от южного берега Крыма. По странному совпадению делал он это в том числе и во время атаки БПЛА на Черноморский флот.

Если учитывать тот факт, что перед терактом на Крымском мосту из базы НАТО в Италии на разведку вылетал такой же беспилотник, который летал в том же районе, представляется очевидным, что США принимали участие в атаке БПЛА на ЧФ в Крыму, поскольку для разведки использовался их беспилотник.

Тогда почему Министерство обороны РФ обвинило в атаке Великобританию, а не США, спросите вы? Потому что это было сделано по политическим соображениям.

Во-первых, британские инструкторы действительно могли помогать украинским военным провести атаку на Крым с помощью БПЛА 29 октября, и Минобороны могло обладать такими данными и поэтому иметь формальный повод для такого обвинения. Хотя, на мой взгляд, нельзя исключать, что это все-таки были американские инструкторы – ведь именно США планировали оборудовать базу ВМС для морских пехотинцев в Очакове.

Во-вторых, российские власти в данный момент все еще рассчитывают на конструктивный диалог с Вашингтоном и даже не исключают встречу Владимира Путина и Джо Байдена на саммите G20, который состоится 15–16 ноября, поэтому делать острые выпады в отношении Вашингтона полагают нецелесообразными. С политической точки зрения для того, чтобы иметь надлежащий фон в преддверии данной встречи, логичнее было обвинить в атаке на Крым Британию, а не США.

Какую цель преследовала эта атака?
Следующий вопрос, которым задались многие эксперты, политологи и военные аналитики – какую конкретно цель преследовала данная атака?

В своем материале «Россия – угроза, Китай – конкурент: основные тезисы Стратегии нацбезопасности США», я перевел на русский язык тезисы из The National Security Strategy, имеющие непосредственное отношение к России. Там среди прочих имелся следующий тезис:

«Мы (США – Прим. авт.) будем учитывать, что обычные вооруженные силы России ослаблены, что, скорее всего, увеличит зависимость Москвы от ядерного оружия в ее военном планировании. Соединенные Штаты не позволят России или любой другой державе достичь своих целей с помощью применения или угрозы применения ядерного оружия».
Стоит отметить, что США и некоторые страны Евросоюза всерьез обеспокоены возможностью применения Россией тактического ядерного оружия (ТЯО) на Украине. Эта тема часто муссируется в западных СМИ: например, немецкий журнал Der Spiegel недавно обвинил Россию в «подготовке ядерного удара по Берлину» и базам НАТО, ссылаясь на перехват разговоров офицеров ВМФ РФ западными спецслужбами во время учений в Балтийском море.

Разумеется, основная цель таких заявлений – демонизация России перед немцами и жителями других стран ЕС, для нагнетания истерии, однако и часть западных политических элит всерьез воспринимает такую угрозу. О том, что США всерьез рассматривают вариант с атакой на Крым в ответ на теоретическое применение Россией ТЯО, сказано не только в The National Security Strategy, такие заявления сделал еще в сентябре бывший командующий армией США в Европе Бен Ходжес. Напомню, что он заявил, что американские военные могут нанести «сокрушительный удар» по Черноморскому флоту России, если Москва применит в ходе спецоперации на Украине ядерное оружие.

Россия не нанесла по Украине удар с применением тактического ядерного оружия, однако начала наносить болезненные для Киева удары по украинской энергетической инфраструктуре. И США решили продемонстрировать, что они также могут поднять ставки в эскалации, совершив руками украинских военных скоординированную атаку на Крым. При этом ранее устами командира 101-й воздушно-десантной дивизии США «Кричащие орлы» американцы пообещали ввести войска на территорию Украины «в случае эскалации», намекая, что готовы к еще большему поднятию ставок.

Таким образом, есть все основания полагать, что атака на Черноморский флот являлась своеобразным предупреждением России со стороны США.

Выход России из зерновой сделки: что за этим последует?
Ответом на атаку на ЧФ в Крыму стал выход России из зерновой сделки. Шаг вполне логичный, многие этого ожидали, однако на данный момент не похоже, что в ближайшие недели за ним последуют какие-то решительные действия.

В ответ на выход РФ из сделки делегации Турции, Украины и ООН согласовали план движения 14 судов и сообщили, что «уведомили Россию». Формулировка, согласитесь, весьма любопытная. Фактически она означает, что сделка и дальше будет действовать, но уже без участия России.

При этом пока нет оснований полагать, что РФ готова к решительным действиям – например, на досмотр и атаку кораблей, выходящих из порта Одессы. Вместе с тем в России заявили, что «временно приостанавливают» участие в сделке, а не полностью выходят из нее. Это заявление оставляет российскому руководству пространство для маневра.

Заявив о выходе из зерновой сделки, Владимир Путин в первую очередь хочет добиться от президента Турции Реджепа Эрдогана более активного включения в посредничество между Россией и коллективным Западом. Похоже, что Россия не прочь заключить мир или хотя бы перемирие при содействии Эрдогана, который, в свою очередь, хочет увеличить престиж и влияние Турции на международной арене и заработать политические баллы в преддверии выборов (они состоятся в следующем году), поэтому заинтересован в таком посредничестве.

Если же успехов на дипломатическом поприще не будет, ответом на атаку на Черноморский флот в Крыму может стать массовый удар ВС РФ (в первую очередь – ракетный) по Очакову и порту в Одессе, и выход России из зерновой сделки является как раз шагом в этом направлении. Не исключены и другие военные шаги. Однако ожидать этого удара до саммита G20, по всей видимости, не стоит. Вариант, при котором Путин вообще не поедет на G20, также исключать нельзя, однако он пока представляется все же маловероятным. Судя по заявлениям некоторых политиков, в Кремле питают некоторые надежды относительно данного саммита.

На мой взгляд, питают совершенно напрасно – нынешняя американская администрация ясно дала понять, что там не намерены вести диалог с Владимиром Путиным. В Стратегии национальной безопасности США об этом сказано достаточно недвусмысленно. Позиция Зеленского – никаких переговоров с Путиным – как раз отображает позицию части американского истеблишмента. Поэтому выглядит сомнительным, что на саммите G20 России и США удастся добиться каких-то прорывных договоренностей. А значит мы, скорее всего, увидим эскалацию военного конфликта в конце ноября или в начале декабря. Источник