Баланда для китайского императора. С возвращением, Ваше Величество

Успехи советской педагогики
После своего триумфального выступления на Токийском процессе, Пу И наконец вернулся в СССР. Жизнь его здесь протекала в соответствии с прежними привычками. Вечером он, как всегда, перед сном подходил к открытому окну, складывал на груди руки и, обращаясь к небу, произносил: «Да поможет нам Будда!» После чего ложился в свою постель…

29 июля 1949 года Генри вновь из места своего пребывания написал письмо Сталину (Пишите письма, Ваше Величество! В Москву, товарищу Сталину):

«Здесь я впервые начал читать советские книги и газеты. Впервые за сорок лет жизни я прочел здесь Вашу книгу «Вопросы Ленинизма» и «Историю ВКП(б)», узнав, что СССР, действительно самая демократичная и прогрессивная страна в мире….»

Сталин был вначале слегка удивлен, а потом даже обрадовался и рассмеялся, узнав от Лаврентия Берии, что, благодаря заботам сотрудников Хабаровского управления госбезопасности, бывший император Маньчжурии совсем неплохо овладел русским языком. К этому времени по непосредственному представлению Берии все трое наставников «товарища Пу» получили за особые заслуги перед Родиной «внеочередное» воинское звание майора и ордена Красной Звезды.

А познакомившемуся с бывшим главой государства Маньчжоу-Го на параде в Харбине тогдашнему первому секретарю Приморского краевого и Владивостокского городского комитета ВКП(б) Николаю Пегову пришёл в голову и вовсе неожиданный экспромт. Он вовлёк Генри Пу И в систему областного партийного учебного заведения – Хабаровской высшей партийной школы.

Пегов к тому времени стал заведующим отделом лёгкой промышленности ЦК ВКП(б), и без всякой на то нужды решил повысить партийно-политическую подготовку недавнего императора. На партийного функционера произвела очень сильное впечатление «работа» Пу И на Токийском процессе. И это при том, что знакомился он с ней в основном по бумагам. Хабаровские педагоги стали регулярно наведываться на конспиративную дачу, чтобы обучать Генри Пу.

Господин «товарищ Пу»
Пётр Язев рассказывал, что они не знали, как обращаться к высокопоставленному ученику, и очень обрадовались, узнав, что трое особистов давно именуют экс-императора просто «товарищ Пу». Однако преподаватели добавили к этому ещё и господин, чем изрядно насмешили Пу И, который неплохо разобрался, чем в русском языке «господин» отличается от «товарища».

Товарищ Пу изучал такие дисциплины, как история КПСС, марксистско-ленинская философия, политическая экономия, партийное строительство, основы научного коммунизма, международное коммунистическое, рабочее и национально-освободительное движение. В общем, всё, что входило в курс обучающихся в ВПШ. Информацией обо всём этом Сталин был просто до глубины души впечатлён.

Только значительно позже – 1 июля 1950 года министр иностранных дел уже коммунистической КНР Джоу Эньлай заявил советскому послу, что китайское правительство готово принять Пу И, если советское правительство сочтёт это своевременным. Через две недели Совет Министров СССР принял специальное постановление о передаче китайским властям императора, его свиты, министров и генералов, которые также все эти годы вместе с Генри совсем неплохо проводили время на загородной даче. Узнав об этом, Пу И был крайне обеспокоен. Отъезд в Китай означал крушение всех его планов и надежд.


Хабаровскому и Московскому руководству в это время докладывали, что Генри ведет себя крайне нервозно, а его младший брат, который был рядом с ним, чуть ли не склоняет императора к суициду. После таких сообщений, Пу И был в конце концов изолирован от его родственников и переведён в отдельное помещение, где за ним был установлен неусыпный контроль. Это было уже настоящее заключение, пусть и не тюремное, и не с тюремной баландой, как когда-то.

Это твоя родина, сынок
В момент передачи Генри Пу И китайским властям, как свидетельствовали присутствовавшие при этом сотрудники, он протянул руку, принимавшему его представителю китайского МИДа. Однако тот сделал вид, что будто бы не заметил высочайшего жеста императора.

Вскоре император и его свита разместились в вагоне поезда, удалявшегося в сторону Мукдена. Таким образом для Генри Пу И как бы замыкался круг длиною в пять лет, с тех пор как на лётном поле этого города он встретил Петра Язева. Это была встреча, спасшая императора от смерти и изменившая в корне его жизнь, наполнив её совершенно новым небезынтересным содержанием.

Теперь известно, что вместе с поездом бывший император увозил в Китай тайну своих семейных драгоценностей. А его спаситель, тогда ещё капитан, а теперь уже подполковник Пётр Язев, был вскоре переведён на высокую должность в Сочи. По личному указанию Сталина он вновь не по графику получил внеочередное звание, став полковником госбезопасности.

Против возвращения бывшего императора Маньчжурии Генри Пу И в Советский Союз, как выяснилось позже, были не только американцы, но и китайцы, точнее – гоминьдановцы из окружения генералиссимуса Чан Кайши. Они тоже активно собирали необходимые для этого доказательства Токийскому трибуналу. И после завершения блестящего выступления экс-императора на Токийском процессе и возвращения в СССР от китайской стороны с завидным постоянством начали поступать ноты с просьбой о передаче «товарища Пу И».


Но Сталин даже не собирался, несмотря на все просьбы президента Китайской Республики Чан Кайши, отдавать ему пленённого императора и, кстати, тоже генералиссимуса Пу И (на фото он в форме). Тем более, ничего не зная о китайских планах в отношении него. Так, например, в связи с очередной китайской нотой в этом плане от 23 ноября 1948 года последовало чёткое сталинское указание: в передаче навсегда отказать, ноту оставить без ответа. Это была одна из последних китайских нот.

Сталин, скорее всего, рассчитывал, что китайские коммунисты рано или поздно разделаются с Чан Кайши, и уже им вполне можно будет выдать бывшего императора. Так и случилось – когда была провозглашена Китайская Народная Республика, коммунистическое руководство которой называло себя «младшим братом» СССР, ситуация в корне изменилась. 1 июня 1950 года премьер и по совместительству глава китайского МИДа Чжоу Эньлай в беседе с послом СССР в КНР заявил, что китайское правительство готово принять Пу И, если советская сторона находит это своевременным.

Прощание с Россией
К этому времени политическая надобность в экс-императоре Маньчжурии для руководителя Советского государства пропала. Да и отказывать другу Джоу в этой ситуации Сталин не хотел. Поэтому 14 июля 1950 года в связи с его решением правительство СССР приняло постановление о передаче властям КНР бывшего императора Пу И.

Узнав об этом решении, Сын Неба поначалу даже попытался покончить жизнь самоубийством. Как потом он вспоминал:

«Коммунисты ассоциировались в моём сознании с «бурным паводком и лютыми зверями». Правда, в Советском Союзе, хотя он и коммунистическая страна, ко мне относились гуманно. Но Советский Союз – одно из союзных государств, связанных международными соглашениями. А в Китае обстановка иная. Китайские коммунисты свергли Чан Кайши, не признают никаких «законных династий» и, естественно, могут поступить со мной так, как пожелают. К тому же они ненавидели меня во сто крат больше, чем Чан Кайши. И вот теперь меня должны передать в их руки. Есть ли ещё надежда на спасение?»
В Китае бывшего императора судили по статье «за военные преступления», вернее – за то, что он был марионеткой японской военщины, и отправили в тюрьму. К этому он отнёсся очень спокойно, даже философски. Через несколько лет за примерное поведение и идеологическое перевоспитание Пу И был полностью амнистирован.


В Пекине бывшего императора, ставшего обычным гражданином страны, стали звать просто «господин Пу». Он стал работать директором Ботанического сада, где занимался тем, что ему всю жизнь нравилось – выращиванием орхидей и других цветов. Параллельно он трудился над своей биографией под названием «От императора до гражданина». Книга очень понравилась Мао Цзэдуну, прочитавшему её от корки до корки. Она была вскоре издана большим даже по китайским меркам тиражом.

Император – гражданин и коммунист
Великий кормчий Мао – главный теоретик китайской версии марксизма-ленинизма и создатель современной КНР, в результате прекрасно отнёсся к последнему императору Китая. Мао постоянно выражал ему искреннее уважение и симпатию, как человеку незаурядному во всех своих проявлениях и достойному представителю маньчжурской династии Цин. Китайский лидер принимал как данность то, что её представители правили страной более пятисот лет. Бывшему повелителю полумиллиарда человек было решено установить такую же зарплату, какую получал сам председатель Мао.

Именно с его лёгкой руки Пу И в 1961 году вступил в компартию, возглавив центральный депозитарий партии и Государственный архив страны – Национальный архив КНР. Экс-император вошёл в состав Народного политического консультативного совета Китая – организации Патриотического единого фронта китайского народа, совещательного органа при руководстве КНР. В единый фронт входят представители КПК, общественных организаций, деловых кругов Гонконга, Тайваня и китайских диаспор за рубежом, видные общественные деятели…

Судьба Генри Пу И, которому было уготовано «десять тысяч лет счастья», легла в основу одного из лучших фильмов итальянского кинорежиссёра, драматурга и поэта Бернардо Бертолуччи «Последний император». За его постановку и написание сценария сам Бертолуччи удостоился премии «Оскар», а исполнители главных ролей стали признанными звёздами.


На этом фото – юный исполнитель, а взрослого императора Пу И в фильме сыграл Джон Лоун – американский актёр китайского происхождения, у которого после двух «Золотых глобусов» карьера в азиатском кино не сложилась, и с 2007 года он практически не снимается. Американская актриса китайского происхождения Джоан Чун Чэнь, сыгравшая императрицу Вань Жун, оказалась удачливее, собрав десятки самых разных призов.

Сыграв в культовом сериале «Твин Пикс», а после этого ещё множество ролей, она занялась режиссурой и благотворительностью. Дважды вышла замуж, имеет двух дочерей, живёт в США, но регулярно посещает Шанхай, чтобы знакомить детей с родной культурой. Источник