Евгений Пригожин: без снарядов не будет России


Прослушал спокойно и внимательно полуторачасовую беседу Пегова и Пригожина сотоварищи. Дважды.

Если отбросить эмоции и нецензурное, то на 90% с Евгением Викторовичем нужно согласиться. Не можно, а нужно, потому что, по сути, он – единственный, кто сегодня говорит по делу. Так сказать, на одной чаше весов, а на второй – наше МО.

Начнем с конца, ибо в конце своего выступления Пригожин сформулировал то, о чем он и его боевые товарищи говорили полтора часа. И, надо сказать, тезисы не самый приятные на ощупь.

1. Армия должна воевать со снарядами.
2. Армия должна воевать с нормальным управлением.
3. Все околовоенные клерки из МО РФ должны выехать на передовую, чтобы понимать реалии ситуации.
4. Прекратить врать себе и всем остальным, количество пропаганды уменьшать, нормально оценивать противника и понимать, что контрнаступление будет. И оно может стать трагедией для России.

Почему нет снарядов и как с этим бороться

Призыв «Дайте «Вагнеру» снаряды» уже стал мемом без преувеличения. На снарядный голод жалуются давно, снаряды добывают самыми разными способами. Вообще лично мне все это напоминает времена Первой Мировой войны, когда в русской армии тоже были проблемы со снарядами. Был снарядный голод, который не давал нормально воевать.

Снаряды закупали за золото у союзников (как и винтовки с патронами), мучительно везли их на фронт… а потом этими же снарядами отвоевали Гражданскую, Интервенцию, войну на Украине 1919-1921 годов, Польскую кампанию, кучу кампаний с будущими советскими республиками, конфликты с Японией и Китаем и на Великую Отечественную тоже хватило.

То есть, снаряды были где угодно, только не на фронте. Сегодня ситуация схожая, причем, Пригожин уже не раз выступал против тех, кто «зажимает» снаряды. Причем, не только «Вагнеру», но давайте смотреть правде в глаза: если бы не формирование Пригожина, которое хоть как-то продвигается вперед, ситуация в СВО смотрелась бы просто позорно.

Но и здесь есть перспективы так себе.

Казалось бы, согласно рапортам, заводы работают в три смены, да и сам Пригожин говорит о том, что снарядов хватает. И даже он знает, где они лежат. Вопрос только в том, почему они лежат, а не работают по врагу.

«Вот почему снарядов не дают? Ведь не только мы жалуемся, всем не дают. Я знаю, где лежат снаряды. Но что касается потребностей на фронте и того, чего мы хотим. На сегодняшний день мы приходим к тому, что ЧВК «Вагнер» заканчивается. ЧВК «Вагнер» через какое-то короткое время перестанет существовать. Мы уйдем в историю, ничего страшного. Но об этом потом, после снарядов.

Есть места, где лежит по 100-200 тысяч снарядов определенного вида. Этого хватит, чтобы воевать от 4 месяцев до года. Снаряды есть. Криворучко, Мантуров, Носенков. Вот если этих уволить – снарядов не будет. Особенно Криворучко (заместитель Министра обороны Российской Федерации. Курирует вопросы организации военно-технического обеспечения Вооружённых сил, планирование развития вооружения, военной и специальной техники, контроль за выполнением гособоронзаказа, организацию в ВС патентно-лицензионной, изобретательской и рационализаторской работы. Государственный советник 1 класса – прим.).

У меня есть предположения, почему их не дают.

Виноваты мы, «Вагнер». Потому что мы наступаем. Вообще мы единственные, кто наступает. Есть локальные бои слева, справа, я не могу говорить, потому что сам не в курсе, я говорю за себя, про бои в Бахмуте слышали все.

Вообще сюда Конашенкову стоит приехать и своими глазами посмотреть, как все это происходит. Как противнику постоянно подбрасывают подкрепления, как вообще война происходит.

Так вот, при потребности, согласно нормативам, мы должны на день операции по линии фронта в 40 км получить 20 000 снарядов, мы просим 4 000, потому что у нас артиллеристы умеют стрелять, а нам дают 800.

А сейчас другая ситуация: нам перестали давать боеприпасы вообще.

Вот у нас человек, который должен подписать заявку на следующие 10 дней, уже четвертый день в очереди стоит и испытывает наслаждение от нашей бюрократии. У нас страна загнется, если ее не спасти, именно от бюрократии.

Сидит этот клоун, мы их называем ККК – клуб капризных карликов, делает все, чтобы тебя не принять, перекладывает бумажки и тебе говорит: «(цензура), вы будете у меня знать!»

«В чем смысл? Машина унижения. Сидит такой, да Родина в опасности, но ему на эту Родину (цензура), у него на Рублевке все отлично!

Советские расчеты верны до сих пор, мы можем обойтись даже меньшим числом, но в Бахмуте идут жесткие бои, так что все равно, снарядов надо больше. Если мы не выпустим по гектару с противником свои 200 снарядов, он выпустит по нам свои и убьет наших. Вот и вся арифметика.

Нам не дают снаряды из вредности. Отсутствие управления, сплошная ложь и интриги»
Пригожин пишет очередное письмо министру обороны. Объясняет, что получая 20-25% от потребности (не от норматива, за норматив никто не говорит уже, не до жиру) в боеприпасах, ЧВК «Вагнер» несет санитарные потери и сроки наступления переносятся постоянно.

Говорит, что если бы не перекрыли поставки боеприпасов, Бахмут был бы взят еще в декабре-январе. Верить? Хочется, но горьковато так.

Дальше Пригожин говорит совсем уже о странных вещах. Точнее, о диких. Это уже больше похоже на угрозу, но, видимо, ситуация настолько отчаянная, что тут не важно, угрозы или шантаж.

«Обращаюсь к Сергею Кожугетовичу Шойгу с просьбой о незамедлительной выдаче боеприпасов. В случае отказа от этой выдачи считаю необходимым довести до Верховного главнокомандующего информацию о сложившемся положении и поднять вопрос о целесообразности дальнейшего нахождения подразделений ЧВК «Вагнер» в населенном пункте Бахмут.

Исходя из остатка боеприпасов и неоправданных санитарных потерь критический срок принятия решений – 28 апреля.
Решение мы идем наступать дальше, или нет. мы находимся в Бахмуте, или нет?

Мы – ЧВК «Вагнер». Мы патриоты. И мы будем идти на Бахмут с последним патроном. Но этих патронов осталось уже не на недели, а на дни.

И если дефицит боеприпасов не будет восполнен, мы просто будем вынуждены в организованном порядке, чтобы не бежать как крысы, либо выходить из Бахмута, либо остаться погибать.

То есть, мы будем вынуждены отвести свои подразделения, чтобы не допустить гибели.

А потом, как бы не хотелось нашим бюрократам, посыплется все остальное.

Мы просто бьем в набат. Нам нужны боеприпасы, а народу России надо, чтобы прекратилось вранье о том, как все прекрасно.

Касаемо того, что говорят о том, что мы можем развернуться и пойти на Москву. Что у нас много автономии. Мы, ЧВК «Вагнер» — патриоты. Мы пришли из Африки, бросив там все, когда Родине стала нужна наша помощь.

Если мы не нужны – отпустите нас, у нас есть чем заняться»
Кстати, весьма логично. В чем смысл простого перемалывания бойцов ЧВК в условиях снарядного и патронного дефицита, если они действительно могут заняться своими делами там, на дальних берегах?

А вот те, кто не дает им патроны и снаряды, могут занять их место на передовой в Бахмуте.

Управление

Основной проблемой, даже более важной, чем снаряды, Пригожин считает отсутствие должного управления.

«Сегодня у нас в армии нет управления. Это главное. У нас есть все, даже боеприпасы, которые, да, не доходят, но нет управления. И второе – это есть абсолютно параноидальный социальный разрыв. То, что происходит в окопе, когда ты докладываешь наверх о том, что происходит, происходит так: комбат еще что-то знает. Но он должен дать командиру полка хороший доклад, чтобы тот дал командиру дивизии просто охренительный доклад. А тот выше – еще лучше.

Поэтому, когда грязный, немытый, голодный солдат, без беспилотников, артиллерии, танков, пулемета и гранатомета, без всего, сидит в окопе и ждет противника, то наверху все «хорошо» знают, как мы наступаем. На карте рисуются синие и красные стрелочки вперед и назад, но что происходит на самом деле – никто не знает»
Вообще знакомо. По мемуарам уцелевших в 1941 году и тех, кто пытался что-то сделать в Генштабе, не имея толковой связи и зачастую не представляя, где находятся фронты и армии, не говоря уже о дивизиях. Сегодня нечто похожее однозначно.

То, что у нас на армейском пьедестале сидят Показуха и Ложь, ясно давным-давно. Хотя бы из сводок Минобороны, раз за разом уничтоженные ВВС Украины и танковые силы, как фениксы из пепла, продолжают сопротивление.

Но проблема дня сегодняшнего лежит зачастую совсем в иной плоскости.

То, что ВСУ кратно в разы превосходят армию РФ в плане беспилотников, пожалуй, не знают только те, кто живет в рамке телевизора. Хотя и туда порой прорывается. И дай бог здоровья тем, кто поставляет «глазки» на передовую, чучелом, тушкой, мытьем, катанием – как угодно. Пригожин говорит, что в армии беспилотники есть, но…

«Есть компания (не моя), производящая охренительные беспилотники. Им орали: надо 100 беспилотников в месяц! 200 беспилотников! Начали выпускать по 200 в месяц. Контракт не заключают, говорят, такие беспилотники больше не нужны. И бардак идет во всем. В учете. В обучении. В планах наступления.

Главный бардак начинается там, где «А мы вообще куда идем?»
И как идем. 17 уволенных командующих и 3 смены главнокомандующего СВО за год – это сильно. Уволены Мантуров, Криворучко, Мезенцев и куча генералов. Это показатель того, что все идет совершенно не так, как планировалось, а потому сменой одного генерала другим командование пытается решить определенные проблемы, которые почему-то не решаются.

Вся эта чехарда чем-то напоминает лихорадочную смену премьер-министров президентом Ельциным (с марта 1998 по август 1999 года было 5 премьеров), да и Путин в начале своего правления тасовал вовсю. То есть, говорит о том, что человека, способного исправить ситуацию в распоряжении российского Генштаба просто нет.

Управление действительно начинается из окопов и заканчивается в кабинетах МО. И наоборот. И обе линейки обязаны работать, как часы. Но увы, то, что произошло с российской армией за последние 30 лет, показывает, что все совершенно не так, как говорит господин Конашенков.

«Мы все пошли 24 февраля, мы что сделали? Мы превратили вторую армию в мире во что? Если мы Украину одолеть не смогли, а главное – в ближайшее время будет контрнаступление и никто не чешется»

О контрнаступлении и наступлении в обратную сторону

Пригожин назвал примерную дату… нет, не контрнаступления, а, скажем так, начала активной фазы. Ветер дует, солнце светит, земля подсыхает. И примерно к 9 мая все высохнет и смогут действовать артиллерия и легкая бронетехника.

И своим письмом Евгений Викторович не угрожает, тут надо понимать. Озвучивая его в эфире, он просто ставит министра обороны перед фактом того, что в условиях высыхающей земли, отсутствия боеприпасов и тающих рядов, под нарастающим давлением ВСУ, ЧВК «Вагнер» скоро просто закончится.

И получается, что министру обороны надо принять решение: убить ЧВК «Вагнер» в Бахмуте или все-таки нет. Выбор очень непростой, да.

Вообще, конечно, самый просто вариант был бы дать «Вагнерам» столько боеприпасов, сколько им надо. Дескать, вот вам и отвалите. И через неделю Бахмут наш.

Вопрос действительно не стоит в необходимости победить весь мир. Понятно, что весь мир не победить, да и победа в СВО – дело скользкое.

Позориться сколько можно?

Сколько можно читать в украинских каналах «Ага, Киев за три дня в 2022-м, а в 2023-м – 120 метров в Бахмуте». Сколько можно наблюдать очередной круг уничтожения ВСЕХ украинских самолетов? Вертолетов? Танков? Не второй, не третий. Очередной.

Евгению Викторовичу Пригожину многое ставят в вину. Кого-кого, а критиканов у нас в стране лет на четыреста припасено. Однако сомневаться в том, что он действительно патриот, желающий стране добра, совершенно не приходится.

И уж если мы говорим о реальных делах, то действительно, все сильнее хочется задать один-единственный вопрос: а где эта наша «несокрушимая и легендарная»? Полтора миллиона человек, плюс триста тысяч мобилизованных, плюс Росгвардия, плюс… Где все? Чем они вообще заняты, и ради чего тогда вообще затевалась СВО, если воюют по-прежнему самые патриотично настроенные бывшие? Бывшие военные, ставшие наемниками и бывшие уголовники?

И эти люди делают для страны больше, чем вся московская армия государственных чиновников. По крайней мере, ЧВК «Вагнер» взял Попасную и возьмет Бахмут. Что от него останется. А наш славный дипкорпус так хорошо выполнил задание президента Путина о сокращении возможностей НАТО. Отдав НАТО Финляндию. Ну и Швеция тоже там будет.

А армия? Вот эти бесподобные операции по «демонстрации доброй воли», когда было отдано все, что можно отдать противнику, вкупе с военной техникой?

Но простите, что в МО, что в МИДе – на кого не посмотри, кавалеры ордена «За заслуги перед Отечеством». Двух, трех, полные… Нет, у Пригожина тоже есть четвертая степень, он тоже отмечен, но вот проблема – те все отступают, а Евгений Викторович со своим «Вагнером» наступает!

Хотелось бы, чтобы жесткая критика Пригожина оказала бы ну хоть минимальное воздействие на бюрократическое болото российской действительности. Понятно, что в Мали и Судане действовать намного проще, но увы, Родины не выбирают.

А потому к этому интервью мы еще вернемся, Евгений Викторович высказал много интересных вещей, которые просто совпадают с нашей точкой зрения. Конечно, кое в чем он немного перегинает палку, да, без снарядов Россия не загнется, но… просто потеряет куски Херсонской, Запорожской, Донецкой и Луганской областей. Да и с Крымом вопрос тоже может встать на ребро.

Но черт возьми, ДАЙТЕ «ВАГНЕРУ» СНАРЯДЫ!!! Источник