ГПМ-54: потушит горящий склад с боеприпасами, если сама не сгорит


Чрезвычайные ситуации, коими сейчас называются все стихийные бедствия и техногенные аварии и катастрофы, зачастую требуют применения специальной техники для ликвидации их последствий. Например, при обрушении зданий в результате землетрясения или взрывов не обойтись без экскаваторов, а при пожаре, что вполне логично, без пожарных машин и порой даже авиации. Но пожар пожару – рознь.

Одно дело, когда горит дом или лес. Но совершенно иная ситуация складывается, если огнём охвачен склад с боеприпасами. Тут классические «пожарки» уже мало чем помогут: требуется что-то гораздо тяжелее во всех смыслах. И одним из этих тяжёлых средств является советская гусеничная пожарная машина ГПМ-54 на базе танка Т-54, которая, несмотря на своё назначение, оказалась тем «блином», который вышел комом.

Тушение артиллерийских складов – дело сложное
Безусловно, любой пожар может натворить немало бед вне зависимости от его локализации: огонь в доме или любом другом ограниченном по площади помещении приводит к жертвам, а лесной пожар или горение сухой травы порой и вовсе заканчивается выгоранием целых посёлков. Однако, если речь идёт о складе с боеприпасами с гигантским общим тоннажом взрывчатки, коих по Советскому Союзу (да и по современной России тоже) было распихано немало, ситуация в корне меняется.

Случайно брошенный окурок, несоблюдение технологии хранения или добравшийся иными путями огонь превращает снарядное хранилище в местный филиал ада. Мощнейшие взрывы детонирующих боеприпасов, столбы пламени горящего пороха и совершенно непредсказуемый разлёт осколков и уцелевших снарядов вынуждают порой эвакуировать жителей всех близлежащих населённых пунктов подальше от зоны бедствия. Тут уж повезёт, если просто стёкла в окнах повышибает, а если шальная ракета или фугас в дом залетит?

Исходя из этого, несложно представить, с какими проблемами могут столкнуться те, кому пылающий склад придётся тушить. Впрочем, это даже проблемами назвать нельзя: взрывные волны, хаотично разлетающиеся осколки, а также высокая температура огнеборцам шансов дадут мало – риск сгореть заживо или быть убитым слишком высок. Поэтому наличие высокозащищённой техники уже многие десятки лет является своеобразным золотым стандартом пожарной охраны таких опасных объектов.

ГПМ-54
Нельзя сказать, что до появления ГПМ-54 в СССР на должность пожарного отбирали исключительно потенциальных самоубийц, готовых броситься тушить артиллерийский склад на каком-нибудь «Урале». Всё-таки намного более бронированные средства на вооружении имелись, но в основном это были переделки из старых машин, включая даже танки Т-34, которые никаким требованиям, в том числе по надёжности и защищённости экипажа, не соответствовали.

Чтобы исправить это положение дел, в 1977 году для нужд Главного ракетно-артиллерийского управления Министерства обороны СССР специалистами конструкторско-технологического центра № 482 был разработан проект новой гусеничной пожарной машины на базе танка Т-54. Её производство в следующем, 1978 году, было налажено на 17-м бронетанковом ремонтном заводе в городе Львове Украинской ССР.


Тем не менее, несмотря на заказчика в лице ГРАУ, будущую машину планировалось использовать не только для охраны складов с боеприпасами, но и для тушения лесных и крупных пожаров на предприятиях или в ходе техногенных аварий. Универсальный солдат, не иначе.

Выбор шасси никакого сакрального подтекста не имел и был обусловлен банальными причинами.

Всё же к концу семидесятых годов танков Т-54/55 было накоплено огромное количество, однако их актуальность постепенно сходила на нет. Поэтому вторая жизнь этих машин, переделанных под пожарные, экономила значительную часть финансовых средств. К этому можно прибавить наличие брони, способной защитить от большинства поражающих факторов при тушении крайне сложных пожаров.

Но превращение танка в пожарную машину требовало значительного вмешательства в его конструкцию. И в первую очередь нужно обратить внимание на перекомпоновку, поскольку отсутствие башни – это не единственное изменение.

Изначально компоновочная схема танка предусматривала наличие четырёх мест для членов экипажа – механика-водителя в отделении управления, расположенного в носовой части корпуса, и командира, заряжающего и наводчика в боевом отделении посередине. Но в ходе доработки мест для экипажа осталось только два с соответствующими органами управления: для механика-водителя и командира, исполняющего обязанности оператора дистанционно управляемой лафетной установки, через которую осуществлялось тушение пожара с помощью воды или пены.


И тот и другой огнеборцы располагались в носовой части корпуса, оборудованной бронированной кабиной, которая обеспечивала хороший обзор за счёт широких смотровых окон спереди и узких смотровых щелей по бортам. Причём весь этот наблюдательный «комплекс» можно было частично или полностью перекрыть стальными крышками в случае экстремальной ситуации, когда имелась большая вероятность прилёта чего-то увесистого, что может повышибать стёкла.

Что же по средней части корпуса, то вместо башни с её артиллерийским вооружением наваривалась прямоугольная надстройка высотой почти в половину от кабины для экипажа. В ней – а объём там от крыши до днища образовывался немалый – находились все исполнительные механизмы пожарного оборудования. Они включали в себя главный насос производительностью до 60 литров в секунду с механическим приводом, который отбирал мощность от двигателя машины с помощью редуктора и карданного вала, фрикцион, гидробак, пеносмеситель и прочие сопутствующие агрегаты.


Над этой настройкой располагался огромный г-образный бак для воды на девять тонн с отдельной секцией под пенообразователь с ёмкостью на 1 100 литров. На крыше этой конструкции как раз лафетный ствол и находится.

Позади, над моторно-трансмиссионным отделением, устанавливался своеобразный откидывающийся с помощью гидравлики «багажник» ГПМ-54 или, если быть точнее, кузов. Его, к слову, часто путают с пенообразователем, поскольку он отделён от бака с водой. Однако он фактически представляет собой большой ящик, куда при желании можно закинуть разное пожарное оборудование – хоть батарею огнетушителей положить, хоть порошковую систему поставить.


ГПМ-54: кузов слегка откинут назад
Из дополнительного «обвеса» также присутствовал бульдозерный отвал, приводимый в движение с помощью отдельной гидравлической системы, питающейся от аккумуляторов. А за очистку воздуха, попадающего в обитаемое отделение ГПМ-54, отвечала фильтро-вентиляционная установка, нагнетающая повышенное давление с целью недопущения проникновения пыли, дыма и прочего через неплотности в корпусе.


Технические характеристики ГПМ-54. Источник: fireman.club
Потушит пожар, если сама не сгорит
Как ни крути, но в целом машина соответствовала большинству поставленных перед ней требований, среди которых хорошая защищённость от осколков рвущихся снарядов и взрывной волны, удовлетворительная проходимость в труднодоступных местах, большой запас воды и пены, а также обеспечение безопасности экипажа.

Фактически ГПМ-54, исключая разного рода эрзацы, стала единственным серийным пожарным «танком» в классе специализированных машин для пожарных подразделений СССР, впоследствии доставшаяся вновь образованным государствам. Да и применялась она в соответствии своему назначению: с помощью неё ликвидировали бесчисленное множество лесных пожаров, возгорания на складах с боеприпасами. Также использовалось это изделие для пожарной охраны особо охраняемых и опасных объектов, в числе которых космодром Байконур и различные предприятия, в том числе нефтеперерабатывающие. Впрочем, ГПМ-54 и в зоне Чернобыльской катастрофы 1986 года побывать успела – там и по сей день одна из машин к лесхозу «Чернобыльская пуща» приписана.

У нас в России ГПМ-54 до сих пор находятся на вооружении специализированных пожарных частей по тушению лесных и крупных (на опасных объектах) пожаров. Хотя по большому счёту наиболее активно эта спецтехника уже после распада Советского Союза трудилась как раз таки на Украине.


ГПМ-54 в ходе тушения пожара на арсенале в Балаклее (Харьковская область) в 2017 году
В 2008 году там пришлось тушить пожар на складе боеприпасов в Лозовой Харьковской области, а затем практически друг за другом – в Балаклее и посёлке Дружба той же Харьковской области – в 2017 и 2018 годах соответственно. В общем, на пенсию, как говорится, ещё рано.

Однако большой послужной список ГПМ-54 является своего рода ширмой, за которой спрятаны большие недостатки, порой приводившие к гибели пожарных.

Невозможность одновременного движения машины и подачи воды/пены в очаг возгорания, поскольку главный насос работал от силовой установки ГПМ-54 через редуктор; частые отказы в работе лафетной установки; проблемы в гидравлике бульдозерного отвала; откидывание и установка кузова в горизонтальное положение только при включенном главном насосе; невысокая дальность работы «водомёта» – далеко не полный перечень недочётов, выявившихся на практике.

С натурными испытаниями ГПМ-54 тоже вышла большая заминка.

Так, в 1988 году на арсенале в Балаклее, который всё-таки выгорел спустя 29 лет, проводился интересный эксперимент, в ходе которого (подальше от складов, разумеется), подожгли штабеля с боеприпасами, что считалось несложным пожаром. Общий размер очага возгорания составил 12 метров в ширину, 6 метров в глубину и 3,5 метра в высоту.

Для ликвидации этого «костра» подогнали ГПМ-54. Её экипаж пытался бороться с огнём около восьми минут, буквально заливая содержимым бака разгоревшиеся боеприпасы. Однако в результате удалось потушить только три штабеля – бак оказался пуст. Ну а штабеля… снова загорелись и выгорели менее чем за полчаса.


Но это испытания – там и меры безопасности повышенные. А вот при тушении действительно реального пожара экипаж ГПМ-54 может оказаться в смертельной ловушке.

Так, в 1982 году в Йошкар-Оле произошёл крупный пожар на артиллерийском складе, для ликвидации которого была задействована одна пожарная машина данной модели. И в данной ситуации главные недостатки в виде небольшой дальнобойности водяной и пенной струи, а также невозможность движения в ходе тушения – сыграли решающую роль.

Чтобы сбить пламя с наибольшей результативностью, экипажу ГПМ-54 пришлось приблизиться к горящему объекту на предельно малую дистанцию, составлявшую около десяти метров. И какое-то время работать им удавалось успешно, однако высочайшая температура вблизи огня, небольшое содержание кислорода в воздухе и сильное задымление привели к останову двигателя. Завести его никак не получалось.

На помощь отправился второй пожарный «танк», который пытался отбить товарищей в неравной схватке с огнём. Но в скором времени заглох и его двигатель. В итоге: две полностью выгоревших ГПМ-54 и четыре погибших огнеборца, фактически сгоревших заживо.

Безусловно, обо всех этих недостатках были осведомлены и тогда, и сейчас. Более того, предпринимались попытки хотя бы частично ликвидировать эти изъяны, примером чего могут служить модификации ГПМ-54 от Львовского БТРЗ, произведённые в 2000-х годах. Но полного решения проблемы добиться так и не удалось.

Данная машина, хоть и относящаяся к специализированным средствам, больше подходит для тушения пожаров в лесах, где за счёт немалой ёмкости бака с водой, проходимости, защищённости и наличия бульдозерного отвала окажется намного эффективнее привычных пожарных машин на колёсном шасси. Да и в случае чрезвычайных происшествий на предприятиях тоже.

Что же касается наиболее сложных ситуаций – горящих арсеналов в том числе – то её преимущество заключается в основном только за счёт сравнительно высоких показателей безопасности экипажа. В то время как далеко не впечатляющая производительность, продемонстрированная в ходе испытаний в Балаклее в 1988 году, а также гибель двух экипажей шестью годами ранее лишь подтверждают тот факт, что звание универсального пожарного к ГПМ-54 можно применить с очень большой натяжкой. Источник