Как я попал в номенклатуру. Диплом


По волне своей памяти. В 1977 году для студентов железнодорожных вузов МПС впервые ввело разовый бесплатный билет. Можно было в купейном вагоне поехать хоть до Владивостока. Я решил съездить в гости к родной маминой сестре – тёте Анне, повидаться с двоюродными братом и сестрой и посмотреть город Свердловск (ныне Екатеринбург). Но поездку спланировал так, чтоб ещё попасть на свадьбу к однокурсникам Юре Евсееву и Ольге Буториной на ст. Дно, что как раз по пути из Великих Лук в Ленинград. Бесплатный билет был оформлен из Ленинграда.

Приехал поздно вечером в Дно, переночевали в спартанских условиях. Часть ребят поехали с молодыми в ЗАГС, а часть мобилизовали готовить бутерброды с икрой, красной рыбой и прочими вкусностями. Мать Юры работала директором ОРСА – отсюда такое изобилие. Свадьбу описывать не буду, кто бывал – в курсе. Все прошло без эксцессов.

Следующим утром сели на поезд до Ленинграда. Нас было 6 человек. Нам всучили большую коробку с яблоками (год был урожайный). Поделили – получилось по большому пакету. Так что до Свердловска грыз яблоки, а скорый поезд шел туда почти двое суток. Там за несколько дней сестра поводила меня по местным достопримечательностям. Очень понравился музей каслинского литья. Трудно поверить, что все эти изящные изделия выполнены из чугуна.

Перед Новым годом выбирали темы для дипломных работ. Я выбрал аэровокзал. Проектом предусматривалось, что он должен был обслуживать три направления: местные линии, общесоюзные и международные. Место дислокации – Днепропетровск. Трендом был район БАМа. Но куратором по конструкциям у меня был доцент Николай Иванович Мажара, преподававший деревянные конструкции. Выбрали район с небольшими снеговыми нагрузками.

Преддипломная практика

Преддипломная практика
Но перед этим мы отправились в Москву на преддипломную практику. Приехали утром поездом «Смена» на Ленинградский вокзал. Пока ждали автобус, Витя Федоров купил в киоске билет моментной лотереи «Спринт» и бац – выиграл 100 рублей. То есть две стипендии.

Девчонок, их в группе было большинство, поселили в общежитии строительного факультета, а парней – в общежитие, в котором жили студенты экономического факультета, иностранные студенты и аспиранты. Это было современное 12-этажное общежитие с блоками на два двухместных номера с санузлом и душевой. Кухня оборудовалась на несколько таких блоков. Оно находилась в квартале за строящейся гостиницей «Космос».

Нас поселили в помещении читального зала библиотеки, заменив столы на кровати. Кроме нас, на практику приехали студенты Ростовского и Новосибирского институтов. Практика проходила между 23 февраля и 8 марта. Началась бурная жизнь.

Вставали в 8 утра и бежали в пельменную напротив общежития. В 8:30 приходил автобус, ехали забирать девчонок и далее – на экскурсии. Смотрели исторические здания, строящиеся олимпийские объекты (два года до Олимпиады-1980). Объекты жилищного строительства – например, район Северного Чертаново. Квартиры в высотках (до 24 этажей) были полностью отделаны и оборудованы, не только санитарным оборудованием, но и комплектом кухонной встроенной мебели, встроенной мебели прихожей и прочими плюшками. Экскурсии заканчивались около двух часов дня, и начиналось свободное время.


Фото с преддипломной практики
Мне удалось попасть в Пушкинский музей, музей Советской Армии, музей Жуковского, музей архитектуры. В те дни проходили дни ФРГ в Москве. Удалось посмотреть на немецкие современные автомобили. В музее архитектуры тоже была выставка ФРГ.

Понравилась интересная конструкция для покрытий общественных сооружений (кафе, ресторанов, рынков, выставок). Деревянные клееные брусья соединялись между собой шарнирами в сеть из прямоугольных ячеек. Эта сеть подвешивалась тросами различной длины к железобетонным стойкам, образуя покрытие любой причудливой формы. Сверху обшивалось металлическим листом или полимерными материалами (типа поликарбоната).

Главное – после беготни по столице нужно было успеть до 7 вечера попасть в кафе рядом с «Космосом». Там можно было поесть недорого и качественно. С 19:00 начинался ужин у югославских строителей гостиницы, и туда уже было не попасть. В 8 вечера в актовом зале начинались развлекательные мероприятия. Учитывая в основном женский контингент экономического факультета, мы были нарасхват.

В общем, до койки добирались в первом часу. С утра процесс возобновлялся по новой. По приезде в Питер мы с ещё двумя студентками, проектировавшими аэровокзал, побывали в институте Аэропроект и посмотрели типовые проекты аэровокзалов. Но, честно говоря, они не очень впечатлили.



Рисунки с выставки
«Мой вокзал»
Главным руководителем дипломного проекта у меня был завкафедрой архитектуры, ранее упоминавшийся Игорь Георгиевич Явейн. Переведя кучу миллиметровки к концу марта, наконец утвердили эскизный проект. Мой аэровокзал представлял центральный трехэтажный высокий операционный зал, шестиугольной неправильной формы, от которого на уровне второго и третьего этажей отходили три посадочных павильона.

Первый этаж операционного зала и привокзальная площадь со стоянками и остановками общественного транспорта, располагался на 4 м ниже уровня летного поля, что полностью гарантировало от попадания пассажира на летное поле. На привокзальную площадь пассажиры попадали по подземному тоннелю.

Второй этаж стыковался с первыми этажами посадочных павильонов и оборудовался для обработки багажа. А с галереи третьего этажа пассажиры попадали на второй этаж павильонов, посадка и высадка осуществлялась с помощью выдвижных трапов. Каждый павильон разделялся продольной перегородкой, правая часть служила для посадки, а левая для высадки пассажиров. Павильоны имели металлический каркас и остекленные витражами стены.

Операционный зал также имел витражные стены. Покрытие операционного зала опиралось на 6 монолитных пилонов высотой до 15 м и представляло собой структурную ферму из алюминиевых труб. Покрывалось оно клееными фанерными панелями (привет куратору по конструктиву) с внутренним теплоизоляционным слоем из пенополистирола. От осадков кровля защищалась полимерной мембраной.

Имелась только одна проблема – такие конструкции рассчитываются только на ЭВМ. Не на какой-то там «Промини», а на серьёзной – типа «Минск-32». Н. И. Мажара договорился с руководством «Ленпроекта», и мне выделили 15 минут машинного времени. Съездил туда для получения таблиц для заполнения исходных данных.

ЭВМ занимала целый особняк какого-то богатого купца на Каменном острове. 4 дня заполнял таблицы, ведь ферма состояла из 108 стержней. Нужно было указать координаты каждого узла в осях X, Y, Z, нагрузки распределенные и сосредоточенные, вертикальные и горизонтальные ветровые. Назначили точное время, когда я должен подойти за результатом.

Пришел, посидел в холле минут 20. Вышла девушка и вручила мне здоровенный рулон из бумаги с результатами вычислений. Там были как мои исходные данные, так и продольные и поперечные усилия в каждом стержне и узле, изгибающий момент. Весь вечер я нарезал этот здоровенный рулон на листы под формат А4, чтоб подшить в альбом диплома. Подбор сечения алюминиевой трубы занял 5 минут. Рассчитал так же армирование монолитных пилонов. Для посадочных павильонов применил типовые конструкции.

Проектировали в дипломе и инженерные системы: отопление, вентиляцию, водоснабжение и канализацию, электросети, но достаточно поверхностно. В виде расчета потребных ресурсов и схем размещения приборов и систем. Сечения труб и прочее приблизительно, так как ударным был архитектурный проект.

Кроме планов, фасадов и разрезов, схем инженерных сетей, разрабатывали технологию монтажа конструкций, а также графики производства работ. В том числе – сетевой. Предусмотрел установку структурной фермы вертолетом. Масса её позволяла поднимать вертолетом Ми-6.

Также нужно было подготовить два планшета с отмывкой. Фасад здания и перспективу. Фасад аэровокзала с павильонами занял планшет 2,2х0,6 м. Перспектива (вид с птичьего полёта на весь комплекс – планшет 1,6х1,6 м. При построении перспективы дальний павильон задрался, так как для предотвращения этого эффекта, нужно было слишком далеко разносить точки схождения. Пришлось рисовать его от руки.

Те, кто занимался отмывкой, знают, что после нанесения слоя, нужно дать ему высохнуть, чтоб не было пятен. При отмывке фасад, пока я наносил слой на средний и правый павильон, левый уже высыхал. Так что процесс становился непрерывным. Одновременно отмывку делал на перспективе. Короче, на третий день у меня опухли ноги, да так, что больно было наступать.

В общем, плюнул на все, и на три дня уехал домой – в Великие Луки, так как все остальные разделы диплома были практически готовы.


Мы все когда-то были молодыми…
Защита
После майских праздников руководители определили, кто в какой день будет защищаться, в зависимости от готовности у студентов. Я попал в первый день защиты и по жребию должен был быть третьим по очереди. Подписывая диплом и увидев мои планшеты, Игорь Георгиевич сказал: «Будешь защищаться последним». Когда я было начал возмущаться, он добавил: «Ты ведь не хочешь, чтоб твои товарищи получили низкие оценки?» У меня на планшетах, кроме зданий, были изображены самолеты на летном поле, автобусы на привокзальной площади и т. д.

В первый день защищалось 8 человек. В комиссии, кроме преподавателей ЛИИЖТА, были представители Ленжелдорпроекта, Управления Октябрьской железной дороги и ещё какие-то спецы. С утра, конечно, был определенный мандраж. Но по мере прохождения защиты, я помогал однокурсникам развешивать чертежи, расставлять планшеты.

Подошла моя очередь, все страхи прошли. Я спокойно, ровным голосом начал рассказывать про свой проект и, когда приступил к технологии монтажа и сетевому графику производства работ, мне сказали «спасибо – хватит». Я начал говорить, что я ещё про монтаж вертолетом не рассказал. Подошел Игорь Георгиевич и говорит: «Успокойся, комиссия просто устала и хочет кушать. Защитился на отлично. Молодец!»

И хотя я защитился, ещё неделю помогал однокурсникам улучшать планшеты – рисовал деревья, автомобили и прочие элементы экстерьера. Также моему школьному однокласснику из мостовой группы рисовал железнодорожный состав на перспективе спроектированного им моста.


После защиты диплома. Петергоф
Распределение
Несколько дней ждали, пока оформят дипломы. В воскресенье куратор нашей группы пригласил всех к себе на дачу. Почти час на электричке в сторону Волховстроя и десять минут от станции до дач на автобусе. Дачу он строил сам, и внутри была куча всяких улучшений и усовершенствований, таких как, например, ящики для мелочей, встроенные в торцы ступеней лестницы на второй этаж. Раскладная мебель в беседке. Чтоб успеть на обратную электричку, пришлось идти пешком, так как автобус по расписанию шел значительно позже. В общем, шли по шоссе и орали песни.

А в понедельник началось распределение. Как я раньше писал, моя очередь в списках была четвертой. Я хотел что-то поближе к дому, чтоб можно было ездить домой, в Великие Луки. Это были организации в г. Ржеве, в 4,5 часа поездом. Должность мастера в Строительно-монтажном поезде № 683 и мастера в НГЧ. Но НГЧ занимается ремонтом и содержанием объектов, и перспектива получения жилья была не велика. В МПС тогда молодые специалисты обеспечивались жильем вне очереди. СМП обычно занималось жилищным строительством, и там вероятность была гораздо выше.

Кроме того, строительство реальных объектов позволяло повысить на практике квалификацию, и появлялась перспектива карьерного роста. Поэтому я выбрал должность строительного мастера в СМП-683. Некоторые ребята решили поехать на БАМ, кто-то пошел в армию. Большинство ленинградцев осело в Северной столице. Многие девчонки в последний год вышли замуж и отправились по распределению с мужьями.

На следующий день у нас был выпускной вечер в ресторане только что построенного Дома молодежи с застольем и музыкой. Потом бродили по городу до утра. Конец июня –белые ночи. Сдали комнаты коменданту общежития, собрали вещички и отправились по домам, в отпуск. На новое место работы нужно было явиться в первых числах августа.

Отец купил тогда автомобиль «Москвич-2140» – подошла очередь. Поэтому поехали навестить папиного двоюродного брата в г. Ригу, по маршруту Даугавпилс – Паневежис (Литва) – Бауска – Рига. Съездили на дачу дядюшки на Рижском взморье, но искупаться не удалось – поднялся ветер и пошел дождь.

Но отпуск кончился, и я отправился во Ржев. Но об этом в следующем материале. Источник