Китайские самолёты ДРЛО: начало пути


В 1960-е годы СССР и США имели на вооружении самолёты дальнего радиолокационного дозора Ту-126 (на базе турбовинтового авиалайнера Ту-114) и ЕС-121 Warning Star (на базе поршневого транспортно-пассажирского Lockheed L-1049 Super Constellation), способные обнаруживать воздушные цели на дистанции несколько сотен километров. Хотя первые самолёты ДРЛО имели множество недостатков, а их радиолокационная и связная аппаратура была не слишком надёжна и уязвима к помехам, летающие радарные посты с самого начала эксплуатации продемонстрировали свою полезность. Наиболее ценным качеством являлась способность видеть воздушные цели намного раньше, чем это могли сделать наземные или корабельные радиолокаторы. Это позволяло своевременно активировать силы и средства противовоздушной обороны, руководить действиями истребительной авиации и наводить перехватчики на самые опасные цели.

В 1950-е годы над Формозским проливом происходили настоящие воздушные сражения между авиацией ВВС НОАК и ВВС Китайской республики. Самыми опасными воздушными противниками со стороны Тайваня были реактивные истребители американского производства North American F-86 Sabre, которым противостояли МиГ-15 и МиГ-17. Хотя советские истребители по своим основным характеристикам не уступали «Сейбру», большое значение имел уровень подготовки пилотов. Немаловажным козырем тайваньских истребителей было то, что они могли нести управляемые ракеты AIM-9 Sidewinder. Периодически вспыхивающие ожесточённые воздушные схватки шли с переменным успехом, и несмотря на консультационную и техническую поддержку со стороны СССР, пилоты ВВС НОАК зачастую проигрывали бои.

В 1960-е годы уровень вооруженного противостояния между сторонами несколько снизился, но нарушения воздушной границы КНР самолётами-разведчиками, взлетавшими с аэродромов, расположенных на Тайване, по-прежнему были частым явлением.

В сложившихся условиях ВВС НОАК имели острую потребность в летающем радарном пикете, способном контролировать воздушное пространство над проливом и островом Тайвань. В случае необходимости самолёты ДРЛО можно было бы перебросить на угрожаемое направление, компенсировав таким образом нехватку наземных радиолокационных постов в отдалённых районах.

До начала 1960-х китайские разработчики вооружения и военной техники могли опираться на поддержку со стороны СССР, но после того как отношения между странами испортились, военно-техническое сотрудничество прекратилось, и Китаю пришлось рассчитывать только на свои силы. Таким образом, к моменту принятия на вооружение советских ВВС самолёта ДРЛО Ту-126 с радиотехническим комплексом «Лиана», об отправке его в Китай не могло быть и речи.

Самолёт ДРЛО KJ-1
Создание по-настоящему эффективного и достаточно надёжного радиолокационного и связного комплекса для самолёта ДРЛО и сейчас является очень сложным делом. Однако в середине 1960-х китайские специалисты взялись за решение этой задачи.

На тот момент единственным типом самолёта, на базе которого в КНР можно было создать «летающий радар», являлся дальний бомбардировщик Ту-4. Ещё в 1953 году, когда отношения между союзниками были безоблачными, Советский Союз передал 25 бомбардировщиков Ту-4. В свою очередь Ту-4 являлся копией американского Boeing B-29 Superfortress.

В связи с моральным и физическим устареванием часть бомбардировщиков Ту-4 в КНР модернизировали. Один Ту-4 использовали в качестве платформы для размещения радиотехнического комплекса, другие модернизированные машины впоследствии служили носителями беспилотных летательных аппаратов.

С целью повышения лётных данных в ходе модернизации, проводимой параллельно с капитальным ремонтом, четыре поршневых двигателя АШ-73ТК (мощностью 2400 л. с. каждый) заменили турбовинтовыми АИ-20К (мощностью 4250 л. с. каждый). Увеличение суммарной мощности двигателей более чем в 1,5 раза позволило компенсировать существенный рост аэродинамического сопротивления и массы полезной нагрузки. Внедрение новых двигателей стало возможно благодаря тому, что перед самым прекращением советско-китайского сотрудничества КНР передали пакет техдокументации на военно-транспортный самолёт Ан-12 с современными на тот момент ТВД. Одновременно с налаживанием строительства Ан-12 на китайских предприятиях осваивалось производство двигателей АИ-20К, получивших обозначение WJ-6.

По сравнению с поршневыми АШ-73ТК турбовинтовые WJ-6 были длинней, что изменило центровку и сказалось на управляемости самолёта. Для повышения устойчивости пришлось на 400 мм увеличить размах горизонтального стабилизатора, при этом его площадь стала больше на 2 м². Также были установлены вертикальные шайбы на законцовках горизонтального оперения и подкилевые гребни. На Ту-4 винты поршневых двигателей имели правостороннее вращение, а на АИ-20К винты вращались влево. При этом возник кренящий момент, который пришлось парировать переделкой управления и изменением балансировки. Операторов и аппаратуру разместили в полностью переделанном бомбоотсеке.

Радиотехнический комплекс весил 5 тонн, диаметр дискообразной вращающейся антенны составлял 7 метров. Все электронные блоки были построены на весьма энергоёмких электронных лампах, что потребовало использования дополнительных энергогенераторов. На переоборудование бомбардировщика в самолёт ДРЛО ушло 19 месяцев.

Первый китайский самолёт ДРЛО, получивший обозначение KJ-1 (KongJing-1 – «Кун Цзин», обычно переводят с китайского как «Небесное око»), поднялся в воздух 10 июня 1971 года. В ходе лётных испытаний он показал данные, мало отличающиеся от базового Ту-4.


Первый китайский самолёт ДРЛО KJ-1
Максимальная взлётная масса KJ-1 стала на 3 тонны больше. Но благодаря более мощным двигателям максимальная скорость осталась практически такой же — 550 км/ч. Скорость на патрулировании — 420 км/ч. Самолёт мог находиться в воздухе около 10 часов. Экипаж 12 человек.

Если проблемы с управляемостью и устойчивостью удалось решить достаточно быстро, то радиотехнический комплекс отлаживали долго и трудно. В ходе включений аппаратуры постоянно происходили отказы. Во многом это объяснялось тем, что значительная часть элементной базы РТК была собрана из советских комплектующих или китайских аналогов, находящихся в опытном производстве, которые имели нестабильные характеристики. Много проблем доставила плохая защита экипажа от высокочастотного излучения. По сути, пилоты, а в особенности операторы РТК, при включении радара оказывались внутри гигантской микроволновки, что, конечно, не добавляло людям здоровья.

При проектировании РТК самолёта ДРЛО KJ-1 была упущена из виду необходимость одновременного создания аппаратуры автоматической передачи данных на перехватчики и наземные командные пункты. Наведение истребителей могло осуществляться только по радио, в голосовом режиме. Впрочем, в то время китайские вооруженные силы не располагали автоматизированными системами управления войсками, да и специализированных перехватчиков в строевых частях не имелось. Принятие на вооружение первого китайского истребителя-перехватчика ПВО J-8 произошло только в 1980 году.

Через несколько лет после первого полёта самолёта KJ-1 его радиотехнический комплекс ценой героических усилий всё же удалось довести до работоспособного состояния, и он даже продемонстрировал неплохие результаты.


РТК обнаруживал крупные высотные воздушные цели на дальности 300-350 км, крупные надводные цели — 300 км. Однако устойчивого обнаружения самолётов на фоне земной поверхности добиться не удалось. Для селекции воздушных целей на фоне земли требовались достаточно производительные компьютеры, чего, конечно, в Китае в то время быть не могло.

С учётом запредельной стоимости очень «сырого» РТК, трудоёмкости настройки и сложности эксплуатации аппаратуры, построенной на электровакуумных приборах, командование ВВС НОАК сочло нерациональным серийное строительство самолётов радиолокационного дозора KJ-1. Возможно, что свою роль сыграло малое число самолётов Ту-4, пригодных для переоборудования.


Первый китайский самолёт ДРЛО поддерживался в работоспособном состоянии до середины 1980-х и периодически участвовал в различных учениях и тестах. В настоящее время самолёт KJ-1 находится в экспозиции Китайского музея авиации, в пригороде Пекина.

Первые китайские самолёты ДРЛО на базе военно-транспортного Y-8
Хотя при создании радиотехнического комплекса самолёта KJ-1 в силу слабости китайской радиоэлектронной промышленности «первый блин вышел комом», командование НОАК по-прежнему желало получить летающий радарный пикет, пригодный для поиска и наблюдения за воздушными и надводными целями.

Такая возможность представилась в 1980-е годы, когда на почве антисоветизма произошло сближение между США и КНР, после чего Китай получил доступ к современным западным технологиям и готовым изделиям оборонного назначения.

В первой половине 1980-х Китай приобрёл несколько американских радиолокаторов AN/APS-504, пригодных для установки на патрульные самолёты. Эта станция, работающая в частотном диапазоне 8,9 – 9,4 ГГц, ранее устанавливалась на американских противолодочных самолётах. РЛС AN/APS-504 имела круговой и секторный режим обзора, скорость вращения антенны 12 об/мин. Сканируя пространство в нижней полусфере, можно было обнаруживать крупные надводные цели на дальности до 370 км.

Хотя РЛС AN/APS-504 на момент закупки уже не являлись последним словом в радиолокации, их использование позволило подняться китайской морской патрульной разведывательной авиации на новый уровень развития, и американские радары установили на самолёты Y-8 (китайский вариант Ан-12).


Y-8Х
Патрульный самолёт, оснащённый РЛС AN/APS-504, получил обозначение Y-8Х и приступил к выполнению дальних разведывательных полётов в 1986 году. Помимо радиолокатора, на борту Y-8Х имелись станции радиотехнической разведки и РЭБ, фотокамеры, инфракрасные датчики, магнитомер, приёмник сигналов гидроакустических буёв, усовершенствованные средства связи западного производства и навигационная система «Omega». Задняя рампа была наглухо зашита, а внутреннее пространство поделили на несколько отсеков для операторов и электронного оборудования. Согласно справочным данным, всего было построено четыре самолёта Y-8Х.

В связи с устареванием радиолокаторов и невозможностью получения запасных частей к радиоэлектронному оборудованию западного производства, где-то через 15 лет после начала эксплуатации самолёты Y-8Х модернизировали, при этом варианты модернизации разных машин существенно отличались.


Наиболее интересной модификацией стал самолёт с РЛС бокового обзора и антенной спутниковой связи, размещённой рядом с хвостовым оперением. Ещё две машины переоборудовали для ведения радиотехнической и фоторазведки, а один самолёт оснастили новым радаром кругового обзора морской поверхности.

В середине 1990-х в обход санкций Китай за $66 млн приобрёл у британской фирмы Racal Electronics 6 (по другим данным – 8) радиолокаторов Skymaster. Станции, получившие в КНР обозначение Тype 515, работали в частотном диапазоне 1 – 2 ГГц. Первоначально такими радарами планировали оснастить гидропланы SH-5, однако впоследствии более подходящей платформой сочли транспортный Y-8.


Y-8J
Согласно официальной версии, озвученной в китайских СМИ, самолёты радиолокационного дозора Y-8J предназначались «для борьбы с контрабандистами» и «исследования Мирового океана». Их легко опознать по характерной «бороде» тёмного цвета.

РЛС Тype 515, установленная в носовой части, может контролировать морскую акваторию в радиусе 250 км. На дальности 80-90 км радар способен обнаруживать перископы подводных лодок. Маловысотные воздушные цели с ЭПР 5 м² обнаруживаются на дальности 110 км. Радиолокатор может одновременно наблюдать 100 воздушных и 32 надводных целей. Самолёт также оснастили аэрофотокамерами, дополнительными узлами подвески бомб и буёв, а также топливными баками большей ёмкости, что увеличило длительность патрулирования до 11 часов при скорости 470 км/ч. Максимальная скорость самолёта — 660 км/ч. Обслуживанием бортовой аппаратуры занято 3-4 человека. Общая численность экипажа — 7-8 человек.


Для энергообеспечения аппаратуры и оборудования в хвостовой части самолёта на месте кабины стрелка задней оборонительной установки разместили дополнительный турбогенератор


Ввод в строй Y-8J состоялся в 2000 году, примерно через 10 лет патрульные самолёты подверглись модернизации. Изменились средства отображения информации, вместо мониторов с ЭЛТ были установлены цветные ЖК-дисплеи. В состав бортового оборудования вошли современные станции радиотехнической разведки и новые средства связи. После модернизации самолёты получили тёмную шаровую окраску.


Спутниковый снимок Google Earth: самолёты Y-8J и Y-8Х на авиабазе Лайян
Пусть и с некоторыми ограничениями, Y-8J стали первыми китайскими самолётами ДРЛО, способными руководить действиями боевой авиации. На постоянной основе Y-8Х и Y-8J базируются на авиабазе Лайян в провинции Шаньдун и авиабазе ВМС Датчанг в Шанхае.

Самолёты радиолокационной и радиотехнической разведки на базе Ту-154
В 1980-1990-е годы Китай купил более 40 среднемагистральных авиалайнеров Ту-154М. Большая их часть эксплуатировалась гражданскими авиакомпаниями, а 12 самолётов передали военным и использовали для перевозки руководства страны и высокопоставленных военных. Военные Ту-154М с самого начала базировались на авиабазе Наньюань в окрестностях Пекина, принадлежащей 34-й дивизии ВВС. Судя по имеющимся спутниковым снимкам, часть Ту-154М до сих пор используется ВВС НОАК.


Спутниковый снимок Google Earth: самолёты Ту-154М на авиабазе Наньюань
Из-за некачественного наземного обслуживания в 1990-х годах в КНР случилось две катастрофы Ту-154М, в которых погибло более 220 человек. В 1999 году все гражданские авиакомпании КНР отказались от эксплуатации «Тушек», и два десятка самолётов, находящиеся в хорошем техническом состоянии, были проданы в Россию и Казахстан.

Китайские военные также отказались от части Ту-154М, но их не списали, а переделали в самолёты радиолокационной и радиотехнической разведки. Но, несмотря на военное назначение, эти машины несут гражданские опознавательные знаки и номера.

По американским данным, в вариант, получивший обозначение Tu-154MD, переоборудовано 7 авиалайнеров.


Первый Tu-154MD, оснащённый специальной аппаратурой, поднялся в воздух в 1996 году и имел несколько разнокалиберных антенн в нижней части фюзеляжа. Этот самолёт должен был выполнять те же функции, что и российский Ил-20М или американский E-8 JSTARS.

Согласно информации, опубликованной в китайских источниках, на этом самолёте использовался радиолокатор с максимальной дальностью действия 105 км, что было почти в 2,5 раза меньше возможностей американского E-8А с РЛС бокового обзора AN / APY-3.


Впоследствии Tu-154MD получил радиотехнический комплекс Тype 863 с длинной «каноэобразной» антенной РЛС с синтезированной апертурой.


Ближе к хвостовой части имеется ещё один обтекатель с антенной системы радиотехнической разведки. Также самолёт несёт широкий набор телевизионных и инфракрасных камер высокого разрешения. Передача информации в режиме реального времени ведётся через спутниковые каналы связи или по радиосети с помощью самолётов-ретрансляторов.


Разведывательные самолёты Tu-154MD, совершающие полёты вдоль границ Японии, Южной Кореи и отслеживающие американские боевые корабли на Тихом океане, регулярно встречаются в воздухе с иностранными истребителями. В прошлом китайские самолёты-разведчики с гражданскими опознавательными знаками неоднократно сканировали российские системы ПВО на Дальнем Востоке.

Самолёт радиолокационной разведки на базе перехватчика J-8II
Командование ВВС НОАК отдавало себе отчёт в том, что громоздкие и тихоходные разведывательные самолёты на базе пассажирского Ту-154М и военно-транспортного Y-8 очень уязвимы для вражеских истребителей и зенитных ракетных комплексов средней и большой дальности. В связи с этим в конце 1980-х в КНР началась разработка тактического сверхзвукового разведчика, способного при пролёте вдоль линии боевого соприкосновения просматривать при помощи РЛС оборону противника на глубину несколько десятков километров.

На тот момент единственным пригодным для этого боевым самолетом, имевшимся в ВВС НОАК, являлся сверхзвуковой перехватчик J-8II, который концептуально и внешне сильно напоминал советский Су-15.

В середине 1990-х на вооружение китайской тактической разведывательной авиации поступил самолёт J-8FR. При внешней схожести с перехватчиком, разведывательный вариант сильно отличается от него составом бортового оборудования и вооружением.


Тактический разведчик J-8FR
На этом самолёте радар обнаружения воздушных целей Type 1492 заменён отсеком с фото- и телекамерами. Вместо демонтированной 23-мм пушки на борту установлена оптоэлектронная аппаратура с широким полем зрения, способная работать в тёмное время суток. Но наиболее заметным нововведением стала подвеска контейнера с РЛС бокового обзора. Этот радиолокатор с синтезированной апертурой способен вести радиолокационную разведку на дальности более 100 км. Для самообороны от вражеских истребителей могут быть подвешены две ракеты ближнего боя PL-9.


Хотя перехватчики семейства J-8II во многом морально устарели, благодаря последовательной модернизации БРЭО, хорошим разгонным характеристикам и высокой скороподъёмности они по-прежнему остаются в строю. На форсаже тяговооруженность перехватчика J-8F приближается к единице. Неплохими скоростными параметрами обладает и разведывательный вариант. На большой высоте его скорость может превышать 2М. С запасом топлива во внутренних баках радиус действия самолёта-разведчика J-8FR достигает 900 км. Для увеличения продолжительности полёта самолёт может нести 600 и 800-литровые подвесные топливные баки, также имеется аппаратура для дозаправки в воздухе. Малосерийное строительство разведчиков J-8FR велось до 2012 года, и они служат в разведывательных эскадрильях на северо-востоке и юго-западе КНР. В ближайшей перспективе их предполагается заменить БПЛА среднего и тяжелого класса.

Продолжение следует… Источник