Критические системы, обеспечивающие нанесение ударов высокоточными боеприпасами большой дальности


Применение беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) — камикадзе и высокоточных боеприпасов большой дальности является одним из наиболее перспективных направлений развития вооружённых сил. Ключевым преимуществом такой формы ведения боевых действий является то, что мы не вступаем в непосредственное боевое соприкосновение с противником, а это значит, что кратно уменьшаются потери личного состава и боевой техники.

Однако, всё не так просто. Существует ряд сложных систем, без которых применение БПЛА и высокоточных боеприпасов большой дальности либо неэффективно, любо вообще невозможно – рассмотрим их поподробнее.

ГЛОНАСС
Глобальная навигационная система спутниковой связи (ГЛОНАСС) или её аналоги – американская система GPS (Global Positioning System), китайская «Бэйдоу», европейская «Галилео», предназначены для точного определения местоположения мобильных и стационарных объектов. Это критическая система, необходимая для функционирования высокоточных боеприпасов большой дальности.

Можно ли обойтись без неё? Теоретически можно, с помощью системы коррекции траектории типа TERKOM, изначально разработанной в США, или её аналогов, внедренных в других странах. Однако точность наведения систем типа TERKOM недостаточна для использования конвенциональных боевых частей (БЧ), приемлемый результат получится только при применении ядерных боевых частей (ЯБЧ), а это уже совсем другая история.


Макеты спутников ГЛОНАСС
Какие проблемы, если систем глобального позиционирования так много – GPS, ГЛОНАСС, «Бэйдоу», «Галилео»?

Проблема в том, что в случае серьёзного конфликта противник тем или иным способом может ограничить использование ряда систем глобального позиционирования гражданскими потребителями, или, что даже хуже, внести искажение в сигналы точного местоположения. При этом военные приёмники сигналов спутниковой навигации никто потенциальным противникам не продаст.

В результате можно накопить горы высокоточного оружия большой дальности, но в случае серьёзного конфликта и ограничения противником возможности использования глобальной навигационной системы спутниковой связи все они превратятся в горы высокотехнологичного мусора.

Выход – или самому строить такую систему, как это сделали Россия и Китай, или рассчитывать на союзников, как поступает к примеру Иран.

Существуют проекты перспективных навигационных систем, абсолютно независящих от внешних источников навигационных сигналов, например, инерциальные навигационные системы (ИНС), использующие квантовые эффекты, или навигационные системы, ориентирующиеся по гравитационному полю Земли. Оснащённые такими навигационными системами комплексы смогут ориентироваться без поддержки «извне» не только в воздухе и на поверхности, но и под водой, под землёй. Однако, пока эти разработки ещё не завершены, по крайней мере насколько это известно по открытым данным. Кроме того, далеко не факт, что их удастся миниатюризировать и сделать достаточно дешёвыми для применения в «одноразовых» боеприпасах.

Что касается глобальных навигационных систем спутниковой связи, то необходимо максимально повышать их помехозащищённость и точность координат, которые они позволяют определить. Достигается это не только совершенствованием навигационных спутников, но и строительством наземных станций коррекции по всей планете. Потенциально точность определения координат с помощью глобальных навигационных систем спутниковой связи может достигать нескольких сантиметров.

Разведывательные спутники
Отлично иметь возможность нанесения ударов в глубину территории противника, но какие объекты поражать? Хорошо, когда это объекты инфраструктуры, которые не могут изменить своё местоположение, но что, если мы пытаемся уничтожить объекты, которые могут перемещаться, например, мобильную радиолокационную станцию противника?

Использовать разведывательную авиацию может быть затруднительно из-за средств противовоздушной обороны (ПВО) противника. Агентурная разведка тоже не вездесуща.

Наилучшим средством обнаружения потенциальных целей для БПЛА-камикадзе и высокоточных боеприпасов большой дальности являются космические средства разведки, включающие спутники оптической, радиолокационной и радиотехнической разведки. И вот здесь эффективность российской спутниковой группировки вызывает серьёзные вопросы.

Что касается США и стран НАТО – то как раз у них с разведывательными спутниками всё в порядке, что в полной мере оценили наше вооружённые силы на Украине. Помимо военных разведывательных спутников, активно развиваются коммерческие решения, предоставляющие коммерческие снимки с разрешением порядка пятидесяти сантиметров в оптическом диапазоне (видимом и тепловом), а также в радиолокационном диапазоне длин волн.


Коммерческие спутники дистанционного зондирования Земли
Необходимо срочно развивать это направление, поскольку многочисленные группировки современных разведывательных спутников различного назначения – это один из краеугольных камней в достижении победы в войнах настоящего и будущего.

3D-карты поверхности
Просто указать цель для БПЛА-камикадзе или высокоточного боеприпаса большой дальности недостаточно. Для того, чтобы обойти очаги ПВО противника, минимизировать риск обнаружения и уничтожения боеприпаса, необходимо проложить оптимальную траекторию его полёта с учётом рельефа местности. Для этого нужны высокоточные, постоянно обновляемые 3D-карты поверхности, учитывающие строительство зданий и иных высотных сооружений, размещение объектов ПВО противника, подвижки рельефа местности.

Чем менее точными являются 3D-карты поверхности, тем выше придётся прокладывать маршрут полёта атакующего БПЛА-камикадзе или высокоточного боеприпаса большой дальности, соответственно он может быть сбит ПВО противника со значительно большей вероятностью.

Картографическая информация является одной из наиболее засекреченных тем, в связи с чем сложно сказать, в каком состоянии этот вопрос находится в России, можно лишь предположить, что поскольку построение и оперативная актуализация 3D-карт местности требует развитых группировок специализированных орбитальных спутников, то качество российских картографических систем во многом коррелирует с состоянием группировки российских разведывательных спутников в целом.

Таким образом, картами Google обойтись не получится – необходимо уделять повышенное внимание развитию Российской орбитальной группировки картографических спутников.

Низкоорбитальные системы связи
Связь – это крайне болезненная тема для Российских вооружённых сил. Многие помнят, как во времена войны 08.08.08 командирам подразделений приходилось связываться по сотовым телефонам. С тех пор ситуация если и улучшилась, то не глобально, особенно на тактическом уровне – добровольцы закупают для военнослужащих и отправляют в зону проведения специальной военной операции СВО) на Украине огромное количество гражданских радиостанций, при этом значительная их часть является примитивными аналоговыми моделями, не обладающими помехозащищённостью и возможностью шифрования каналов связи – всё это неизбежно приводит к абсолютно неоправданным и бессмысленным потерям.


Пакет низкоорбитальных спутников Starlink перед развёртыванием
Но, постойте, какое отношение имеет связь к БПЛА-камикадзе и высокоточным боеприпасам большой дальности: заложил в них координаты – и вперёд, к цели?

Всё дело в том, что системы спутниковой связи позволяют обеспечить возможность перенацеливания БПЛА-камикадзе и высокоточных боеприпасов большой дальности в полёте, а это многократно повышает их эффективность.

К примеру, в контексте проведения СВО на Украине – обнаружили Российские средства спутниковой разведки развёрнутый зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) противника типа «Пэтриот» в Львовской области. Для его уничтожения были выпущены шесть БПЛА-камикадзе большой дальности. Разведывательные спутники стран НАТО обнаружили факт запуска БПЛА-камикадзе, затем через несколько часов самолёты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) США, патрулирующие в небе Польши, засекли траекторию БПЛА и сопоставили её с предполагаемым местом нанесения удара, после чего ЗРК противника типа «Пэтриот» спешно изменили позицию, расположившись в километре от прежнего места базирования.

Обычные БПЛА-камикадзе или любые другие высокоточные боеприпасы большой дальности после этого просто ударили бы по пустому месту – «в молоко», а говорящие головы по телевизору отчитались бы об очередном «успешно уничтоженном объекте противника».

Однако при наличии развитых группировок разведывательных спутников, способных вести наблюдение за объектами во времени, близком к реальному, изменение координат целей было бы обнаружено. После чего через систему спутниковой связи обновлённые координаты целей были бы переданы в систему наведения БПЛА-камикадзе. Далеко не факт, что противнику второй раз удалось бы выйти из-под удара. Но даже если повторно обнаружить ЗРК «Пэтриот» не удалось бы, или он находился бы в движении, то БПЛА-камикадзе можно было бы переориентировать на уничтожение иных военных объектов военной или гражданской инфраструктуры.

При нанесении ударов по стационарным объектам, сочетание спутников разведки и спутников связи позволяет оценить повреждения атакуемого объекта и перенацелить на него дополнительные боеприпасы, если это необходимо. Или наоборот, к примеру, в случае, если из четырёх выпущенных крылатых ракет две уже нанесли достаточные повреждения атакуемому объекту, то две оставшиеся могут быть переориентированы на другие цели.

Таким образом, системы космической связи позволяют многократно повысить эффективность использования БПЛА-камикадзе и высокоточных боеприпасов большой дальности за счёт обеспечения возможности их перенацеливания в полёте.

Автоматизированные системы анализа и планирования удара
Раньше, 30–40 лет назад, планирование удара высокоточным оружием большой дальности занимало около суток – требовалось выбрать оптимальный маршрут полёта крылатой ракеты к цели, с учётом особенностей работы системы наведения типа TERKOM. Однако тогда крылатых ракет на вооружении были сотни, и предназначались они для поражения особо важных стратегических целей ЯБЧ.

Сейчас, с учётом использования глобальных навигационных систем спутниковой связи, а также современных электронно-вычислительных комплексов, подготовка к нанесению удара, скорее всего, занимает не более нескольких часов, однако и количество применяемых одномоментно высокоточных боеприпасов большой дальности значительно возросло – до сотен лишь в одном ударе.

Что же будет, когда в сутки необходимо будет нанести удар несколькими тысячами БПЛА-камикадзе и высокоточных боеприпасов большой дальности?

Кроме того, огромное количество информации, поступающей с разведывательных спутников и иных источников в режиме времени, близком к реальному, крайне сложно обработать с использованием только персонала вооружённых сил и других разведывательных структур. Необходимы средства автоматизации, позволяющие осуществлять предварительный анализ разведывательной информации, например, распознавание образов и направлений перемещения потенциальных целей, и так далее.

Концептуально пример такой системы – ЕАКРУС (единый автоматизированный комплекс разведки, управления и связи) был рассмотрен в материале Укрощение страны «А». Фактически данных о таких комплексах достаточно мало, хотя информация о том, что в США и других странах НАТО работы по автоматизации управления боевыми действиями совершенствуются, периодически появляются в средствах массовой информации.

Если с «железом» в России имеются значительные проблемы, то в области программного обеспечения у нас имеется огромный потенциал.

Таким образом, при наличии развитых систем космической разведки и связи обеспечить первичный компьютерный анализ информации и автоматизированную выдачу целеуказания для БПЛА-камикадзе и высокоточных боеприпасов большой дальности вполне реально.

Выводы
Как видно из вышеизложенного, большая часть систем, обеспечивающих саму возможность, а также эффективность применения высокоточных боеприпасов большой дальности, развёртывается в космическом пространстве.

Можно не сомневаться, что важность космического пространства со временем будет только возрастать, и утверждение президента США Линдона Джонсона –

«кто владеет космосом, тот владеет миром»,
будет становиться всё более и более актуальным.

К сожалению, наша страна во многом растеряла те ведущие позиции, которые она занимала с середины XX века. Как ни печально, но сейчас даже коммерческая компания – SpaceX имеет компетенции, во многом превышающие возможности Роскосмоса.


Если эта штука взлетит, а главное, успешно приземлится, то у нас будут проблемы…
Необходимы структурные изменения в вопросах освоения нашей страной космического пространства, крупносерийного промышленного производства спутников различного назначения, электронной элементной базы для них, а также полностью многоразовых ракет-носителей различного класса.

В противном случае никакие современные комплексы вооружений, сколь бы много мы их ни произвели, не позволят нам добиться победы на поле боя. Источник