Линия Ковель – Луцк – Львов: потенциальная возможность отсечь Украину от западных поставок


Источник: rusvesna.su

Жизненные артерии ВСУ
Идет девятый месяц спецоперации, а главная проблема так и не решена – транспортные пути доставки иностранной техники, оружия и снаряжения не разрушены. После террористического акта на Крымском мосту Российская армия наносит концентрированные удары по энергетической системе Украины. Разрушение подстанций и ТЭС уже привело к обесточиванию части железнодорожных магистралей – «залізниця» вынуждена перевозить грузы тепловозами.

Оптимистам покажется, что это начало конца бандеровской логистики, но этот далеко не так.

Во-первых, отсутствие напряжения на железной дороге не приведет к коллапсу перевозок. Тепловозов хотя и немного, но штат этой техники может быть оперативно увеличен, опять же, западными поставками. Как и прокачка топлива для прожорливых дизелей. В конце концов, по рельсам отправят тысячи мотодрезин – были бы дороги свободными.

Во-вторых, даже при тотальном уничтожении узловых развязок останется развитая дорожная сеть. В этой ситуации спонсоры из НАТО накачают киевский режим тягачами, тралами и прочей большегрузной техникой. Доставка оружия немного задержится, но не остановится.

Почему сейчас Запад не отправляет тепловозы и тягачи в помощь киевскому режиму? Все просто – транспортная инфраструктура Украины вполне справляется даже на девятый месяц спецоперации. Европа и США лечат подраненный режим симптоматично, а не системно. Получили массированный ракетный удар от Суровикина – получите NASAMS для стратегически важных объектов. Это не проявление здравого смысла или особо хитрой стратегии. Просто для Запада сопротивление режима Зеленского обходится недешево, поэтому и отвечать на угрозы приходится по ситуации.

Самым эффективным решением видится уничтожение всех мостов через Днепр. Это разделит Украину на две части и осложнит переброску войск и техники с запада на восток. Очевидно, это временное и очень трудоемкое решение. Уничтожить мосты быстро и навсегда, как и аэродромы противника, можно только тактическим ядерным оружием, а это неприемлемо в рамках текущей спецоперации. По крайней мере, пока.

Не стоит забывать про инженерные войска ВСУ, которые в состоянии за считанные недели восстановить снабжение и перевозки понтонными мостами и баржами. Для примера, под Купянском Российской армии летом хватило меньше месяца, чтобы возвести понтонный железнодорожный мост через реку Оскол. В приложении к переправам через Днепр уничтожение таких переправ, возведенных уже ВСУ, приведет к совершенно неоправданным потерям в авиации.

Складывается достаточно скверная картина, не правда ли? Но из любой ситуации есть выход, несмотря на все ограничения. Можно продолжить перемалывать живую силу противника, не обращая особого внимания на постоянный приток ресурсов из-за рубежа. Процесс длительный и непростой.

А можно попробовать перерубить жизненно важные транспортные артерии и взять их под свой контроль. И территория Белоруссии, как и в начале спецоперации, для этой работы выглядит идеально.

Прорыв на Львов
В Белоруссии сейчас формируется смешанный контингент союзных войск, в котором, по официальным данным, не менее 9 тыс. российских военных. Группировка создана для отражения потенциального нападения украинских сил на Республику Беларусь.

Но это далеко не единственная цель российского командования. Если численность войск будут увеличена в дальнейшем, в том числе, за счет мобилизованных, это станет мощной сдерживающей силой. Украинское командование будет вынужденно держать немало сил в составе оперативного командования «Север», чтобы купировать угрозу из Беларуси. Значит, где-то на фронтах будет меньше бандеровцев.

Существует и третья цель скопления сил на украинско-белорусском направлении – это гипотетический прорыв ударных частей Российской армии по линии Ковель – Луцк – Львов. Стратегический прорыв, надо отметить, со стратегическими последствиями для киевского режима.

В первую очередь Зеленский потеряет львиную долю западных поставок топлива, оружия и прочего жизненно важного снабжения. Ни для кого не секрет, что ВСУ держится исключительно на иностранной помощи и пока гигантских запасах живой силы. Как только натовская инфраструктура будет закупорена на западе, режим продержится не более одного-двух месяцев.


Карта главных артерий украинской логистики на 2014 год. Наиболее точные описания представлены на украинских сайтах, поэтому и границы на карте соответствующие. Источник- toplivo.app
Рассекающий удар с севера вдоль польской границы Украины позволит заблокировать крупные железнодорожные узлы, прежде всего Львов. Именно через этот город проходит большая часть железнодорожного транзита. Поезда из города идут на восток по электрофицированной переменным током в 25 кВ дороге. При этом брать под контроль город с 700-тысячным населением не имеет смысла.

Во-первых, националисты могут его превратить в очередной Мариуполь с лишними жертвами по обе стороны.

Во-вторых, достаточно взять под огневой контроль саму железнодорожную трассу на участке Львов – Красное, чтобы блокировать логистику на всей ветке (смотрите карту украинских железных дорог в данной статье). Двигаться дальше не юг российской группировке не имеет особого смысла. Для этого придется либо брать Львов, со всеми вытекающими последствиями, либо оставлять его в глубоком тылу, что также неприемлемо.

Через Ивано-Франковскую и Закарпатскую области организовать эффективную переброску военного имущества уже не удастся. Здесь железнодорожная сеть реже, которая к тому же лишь частично электрифицирована. А тепловозами тяжелые составы в предгорьях Карпат особо не потаскаешь.

Риски операции
Безусловно, прорыв по линии Ковель – Луцк – Львов – это амбициозный, если не сказать авантюрный план. Но в условиях застоявшихся фронтов он имеет право на жизнь. Хотя бы на рассмотрение нашим Генштабом.

Теперь о неизбежных трудностях, связанных с подготовкой удара. Самая главная – это невозможность обеспечить скрытность перемещения Российских войск на юге Украины. На дворе уже девятый месяц спецоперации и российское командование должно каким-то образом адаптироваться под реалии. Например, концентрировать смешанную группировку союзных с Белоруссией войск. Очевидно, что причин для прямого вовлечения Минска в военный конфликт нет, но армия может хотя бы помочь в маскировке. Попробуй со спутника определи, чьи войска стоят под Брестом и Кобрином.

Если удастся сосредоточить войска на линии от Бреста до Гомеля, то до самого последнего момента не будет понятно, на каком участке фронта ждать движение. ВСУ не исключают и повторного удара Российских войск по Киеву. Здесь создана глубокоэшелонированная оборона, и вероятность наступления армии России небольшая, но не нулевая.

В итоге бандеровцам придется либо равномерно распределять войска по всей границе с Беларусью, либо концентрировать силы в районе предполагаемого удар. В первом случае плотность обороны будет минимальная, во втором – велика вероятность обсчитаться и прикрыть не тот фланг.

Аналогичная стратегия была реализована Российской армией 24 февраля, когда войска пришли в движение на всей украинской границе. На отдельных участках фронта это принесло значительные успехи, так как ВСУ просто не смогли везде успеть. Несмотря на беспрецедентную информационную поддержку со стороны НАТО.

Сработает ли эта тактика в гипотетическом прорыве по линии Ковель – Луцк – Львов? Вопрос риторический. Косвенными признаками экономии ресурсов Российской армии являются оборонительные приготовления на Донбассе и ряде других регионов России. Оборона – не наступление, сдерживать атаки можно меньшими силами, отправив немалую часть войск на другие территории. Например, в Белоруссию. Впрочем, и 300-тысячный потенциал мобилизации более чем достаточен для прорыва. Осталось только решить вопросы логистики и скрытного перемещения.

Кто может противостоять Российским войскам на пути ко Львову? Вопрос очень сложный. Открытых данных, кто и где находится на белорусско-украинской границе, конечно, не существует. Территория на западе Украины под контролем оперативного командования «Запад», которое далеко не в полном составе представлено на границе. Немалая часть сейчас переброшена на восток. Наиболее боеспособными соединениями командования «Запад» были бригады, штатной численностью более 5 тыс. человек.

Список бригад на 2021 год:

10-я отдельная горно-штурмовая бригада в Коломые,
128-я отдельная горно-штурмовая бригада в Мукачево,
14-я отдельная механизированная бригада во Владимире,
15-я отдельная механизированная бригада в Хмельницком,
24-я отдельная механизированная бригада в Яворове,
44-я отдельная артиллерийская бригада в Тернополе.

Общая численность может превышать 30 тыс. бойцов на тяжелой бронетехнике. 10-ю и 128-ю горно-штурмовые бригады основательно потрепало на востоке – первую под Мариуполем, вторую под Северодонецком. Вероятнее всего, они вообще отсутствуют в составе оперативного командования.

Остальные бригады либо вообще не принимали участия в боевых действиях в 2022 году, либо воевали отдельными подразделениями не выше батальона. Но все имеют опыт АТО в Донбассе с 2014 года. Другие подразделения в составе командования представлены тыловыми частями, либо отдельными формированиями, не представляющими особого интереса в данной ситуации.

Не стоит сбрасывать со счетов территориальную оборону и прочих националистов, которых, безусловно, вооружат в первые же дни наступления. Но эти силы могут эффективно противостоять лишь в городской застройке, что увеличивает свободу маневра Российской армии. Никто об атаках в лоб городских поселений не говорит, и есть надежда, что это понимают в российском Генштабе.

Немалые риски связаны с вовлечением войск НАТО из соседней Польши. Осознавая, какой у них под носом творится беспредел, у кого-то из них может сорвать стоп-кран. Впрочем, очередная проверка боеготовности сил ядерного сдерживания России поможет охладить польский пыл. Источник