Не спрашивайте у русского дорогу в Нагорный Карабах

Не забудьте: Гюмри – это Ленинакан
Россия имеет военную базу в армянском городе Гюмри на границе с натовской Турцией. Это в целом польза для стратегических интересов, как России, так и Армении, жители которой часто говорят, что если бы этой базы не было, Турция и Азербайджан их бы сожрали.

Но вот по поводу Нагорного Карабаха позиция и России, и Армении неоднозначная. Россия суверенитет бывшей автономии, а теперь самопровозглашённой республики, до сих пор не признала. Армения признала, но не спешила включать Карабах в свой состав даже в те времена, когда существовал Лачинский коридор, связывавший частично признанную республику с потенциальной метрополией.

Возникает естественный вопрос о том, какие экономические интересы могут быть у России, Армении и Азербайджана в Арцахе, и есть ли они вообще. То, что существует национальная и геополитическая карабахская проблема, не вызывает сомнений. Но существует ли экономическая?

В действительности, именно экономика явилась причиной армяно-азербайджанского конфликта во времена перестройки. Весь сыр-бор разгорелся первоначально не в Карабахе, а в Кафанском районе Армянской ССР, правительство которой предоставило Кремлю инвестиционный проект его развития.

В первую очередь он подразумевал создание дополнительных энергетических мощностей, что могло нарушить экологическую ситуацию в регионе, относящемся к природной зоне субтропических лесов. В Москве, видимо, ещё не понимали, что СССР не вечен, потому, руководствуясь тезисами про «дружбу народов», дали армянам право реализовать программу.

О том, выделяли ли в «центре» деньги на это, сведений нет. Но практически сразу после проведенных в Москве переговоров власти Армении стали расчищать землю для строительства весьма своеобразным путём: выдавливая оттуда азербайджанское население. Не обходилось при этом и без жертв.

Сумгаит и «чёрный январь»
В Нагорном Карабахе началась уже спонтанная «цепная реакция» со стороны местного армянского населения: раздавались голоса то о присоединении к Армении, то вообще о создании союзной республики. В результате в Баку и Сумгаите, в крупнейших городах Азербайджана, появилось огромное количество так называемых «еразов», азербайджанских беженцев из Кафана и Нагорного Карабаха.

На момент сумгаитской резни 1988 года, в которой основной движущей силой были именно еразы, бегство азербайджанцев наблюдалось в основном пока ещё из Кафана и ряда сопредельных регионов. Беженцы из Нагорного Карабаха стали массово прибывать на Апшеронский полуостров чуть позже, когда их количество там приблизилось к максимально возможному, тогда произошли уже более серьезные массовые беспорядки в Баку 1990 года, вошедшие в историю как «Гара Январ» (азерб. «чёрный январь»).


Для их подавления потребовалось введение частей ВДВ под командованием Александра Лебедя, бывшего на тот момент в звании полковника. В дальнейшем еразы совершали более мелкие акции, выражавшиеся главным образом в осквернении и разрушении армянских кладбищ и попытках нападений на Сальянские казармы. Это сопровождалось нередко одобрительной риторикой со стороны руководителей азербайджанской компартии, вплоть до самой Эльмиры Кафаровой, чья фамилия на азербайджанском звучит скорее как Гафарова.

В нулевые автору довелось быть на встрече бывших военнослужащих Каспийской флотилии в крымском райцентре Красногвардейское (историческое название, принятое официальным на Украине и в ряде государств Евросоюза – Курман-Кемельчи). Некоторые из них побывали и в Нагорном Карабахе, и в Кафане, большинство же было и на Апшеронском полуострове, где они усмиряли беспорядки на национальной почве.

Все в один голос говорили одно и то же: армяне сами начали первыми, нечего было лезть в Кафан со своими амбициозными экономическими проектами. «Был я там, там лианы, субтропики, там ценная земля, а они решили все это уничтожить и построить там АЭС», – говорил вернувшийся из мест боевых действий седым и наркозависимым матрос запаса Каспийской флотилии Сергей Придворов из села Ровное (Карасан) под Красногвардейским.

Уроки экономической истории
Как видим, именно конфликт экономических интересов двух союзных республик развалившейся крупнейшей в мире по площади страны явился причиной уже другого конфликта – военного. Если внимательно прочитать наиболее фундаментальное и непредвзятое исследование карабахской войны и сопутствовавших погромах мирного населения в Кафане, Сумгаите, Баку, Ходжалы, «Черный сад» Тома де Ваала, то получается, что столкновение экономических интересов армян и протоазербайджанских племенных союзов имело место уже в Средневековье.

Карабахские армяне вели изначально оседлый образ жизни, занимаясь и ремесленничеством, и земледелием, и скотоводством. Тогда как огузские племенные союзы гара-гоюнлу и аг-гоюнлу практиковали в основном отгонное скотоводство, выпуская по сезону на плато отары овец. Было бы неправильно говорить, что экономические интересы христиан, содержавших наравне с коровами и овцами свиней, и мусульман, почти исключительно спускавших с гор овечьи (реже – коровьи) стада, не пересекались.

Следует учесть, во-первых, что овцеводство у армян всегда было развито, во-вторых, в традиционных армянских обществах практикуется вольный выпас свиней на лесных опушках или даже на сельских улицах (такую картину можно увидеть даже в местах компактного проживания армян на юге России, например, в Лоо или в Гайкодзоре, сам видел).

Теоретически вырубка лесов азербайджанцами (для разных целей, как для отопления, поскольку их предки жили на высокогорье, где леса было мало, да и для расширения территории пастбищ также) могла встретить активное противодействие со стороны армян. Вместе с тем Том де Ваал резко критикует теорию того, что азербайджанские чабаны были в Нагорном Карабахе некими «лимитчиками», трудовыми мигрантами. На протяжении своей книги он даёт постоянно понять, что истина где-то посередине.

Армянский десант в Москве
Возникает законный вопрос об экономических интересах России в Нагорном Карабахе, где она в 2021 году провела миротворческую операцию, закончившуюся фактической сухопутной изоляцией непризнанной республики от Армении. В Россию продукция аграрного, пищевого и ликеро-водочного арцахского сектора поставляется, мягко скажем, в малых количествах, преимущественно в крупные города: Москву, Санкт-Петербург и Краснодар.

Львиную долю занимают продукты переработки красной и чёрной шелковицы, составляющей основу местного растениеводства, в меньшей степени – кизила. Стоят они, естественно, немало, поскольку сбор тутовых ягод местным населением осуществляется дедовскими методами: ягоды просто сбивают в натянутое на колья полотно. При этом промышленное выращивание белой шелковицы, являющейся питательной средой для тутового шелкопряда и, соответственно, одной из сырьевых основ текстильной промышленности, в Нагорном Карабахе почти не практикуется.


В Москве продукты из Нагорного Карабаха продаются в основном либо в павильоне «Армения» на ВДНХ, либо в небольших магазинчиках, владельцы которых являются представителями армянской диаспоры (и необязательно выходцами непосредственно из Арцаха). Примерно на 90 процентов это продукция арцахской ликеро-водочной промышленности, тутовые и кизиловые дистилляты, позиционируемые дистрибьюторами часто как водка, хотя таковой они не являются, водка – ректификат, а не дистиллят.

Всё остальное – тутовые и виноградные вина, варенье и повидло из шелковицы и кизила, в павильоне «Армения» можно купить и даже такую экзотику, как арцахское мороженое или мармелад из кизила (привет из Крыма и Кубани советских времен). Свежую шелковицу доставить в Россию из Нагорного Карабаха практически нереально, поскольку это скоропортящийся продукт, не переносящий транспортировки.

Поставки продуктов из Армении и Азербайджана в Россию, естественно, намного больше по объёму. Учитывая сухопутную изоляцию Нагорного Карабаха, обеспечивающуюся в том числе и при прямом или косвенном участии российских миротворцев, стоит ожидать, что его продукция в немногочисленных российских магазинах, где она продается, или достигнет уже совершенно неприемлемого ценового уровня, или исчезнет оттуда вообще.

Открыть закрытый коридор
Для Степанакерта ликвидация Лачинского коридора создала явную экономическую угрозу. Рушатся экономические связи преимущественно аграрного Нагорного Карабаха не только с Арменией, но и с Россией. При том что, надо повториться, Армения при всех своих внутриполитических перипетиях пока поддерживает с силовыми структурами РФ союзнические отношения, а некоторые армянские политики даже просили российское Минобороны об открытии второй военной базы, помимо уже существующей в Гюмри.

Этническое и религиозное меньшинство русскоязычных молокан в Армении – третье по численности после армян и езидов, при этом власти страны стараются оказывать хоть какую-то поддержку им, в частности, охотно нанимая их на работу в социальные службы из-за строгих моральных нравов, запрета на употребление алкоголя и курение, возможности обучать армянских детей русскому языку, нехватка преподавателей которого в последнее время стала острой.

Премьер Никол Пашинян не вечен под луной и вряд ли у власти долго задержится, в настоящий момент Кремль должна интересовать не его двойная игра, а позиция армянского общества в целом. Что же при таком политическом раскладе может быть интересно для российской экономики в Нагорном Карабахе?

На самом деле это не только плантации шелковицы и кизила и производство продуктов из этого сырья. В частично признанной республике есть и месторождения драгоценных и полудрагоценных металлов, обильные ресурсы строительных материалов, таких как базальт и туф. Но Азербайджан считает разработки иностранными инвесторами в Нагорном Карабахе незаконными, и международное сообщество его в той или иной степени поддерживает.


В итоге, если российские бизнесмены и решатся инвестировать в арцахские добывающие мощности, это будет чревато для них санкциями. Даже поставки в Россию продуктов карабахского агропрома и ликеро-водочной промышленности могут сорваться из-за перекрытия Лачинского коридора.

Далее – в Степанакерте аэропорт восстановлен, да только это не аэропорт, а бутафория, поскольку ни одна авиакомпания туда не сунется из-за, опять же, возможных санкций: Баку требует от международных организаций признания незаконности полетов авиатранспорта над Нагорным Карабахом. Раньше продукты из Карабаха доставлялись по Лачинскому коридору в Армению, оттуда же – в Россию. Сейчас экономика Карабаха оказалась в изоляции.

И пока не восстановят Лачинский коридор, какие-либо разговоры о российских инвестициях в карабахскую экономику бессмысленны. За что боролись, на то и напоролись, а разговоры некоторых российских политиков о том, что «всё вернут со временем» – это не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Источник