Не ждите «Армату» на поле боя. Рано

Наше патриотически настроенная часть сообщества очень бурно отреагировала на скупые ролики от «Звезды» и звездоподобных блогеров о «первом выходе «Арматы» на поле боя». Получив определенное количество писем на тему «Вот ты все критикуешь, а как тебе ЭТО???», так сказать, по просьбе читающих, произведу определенный разбор событийности.


Что мы имеем на сегодняшний день:
— неустановленное количество танков Т-14 оказалось в зоне СВО.
— танки получили дополнительную защиту от ПТУР стран НАТО, так называемых «крышебоев».
— танки применяются «по-боевому».


Скрин с видео
Вот все, что удалось почерпнуть из открытых источников. Начнем более подробно смотреть.

То, что «Арматы» оказались где-то на Донбассе, говорили еще в начале зимы. Танки месили грязь на полигонах, обучая экипажи действиям в условиях раскисшего чернозема. Полезное дело. Сколько их, в каких частях и так далее – тайна великая есть, но у нас это удивления вызывать не должно. У нас все тайна.

Тайной стало и получение дополнительной защиты от «ПТУР стран НАТО», так, кстати, было написано в источниках, у меня сразу возник вопрос: а как со «Стугной»? Тоже защитит или тем более защитит?

Относительно боевого применения. Если по официальным сообщениям, то «танки Т-14 «Армата» уже наносят удары по позициям противника в ходе СВО, ведут огонь по позициям и местам скопления техники противника».

Перевожу: новейшие танки, не имеющие там аналогов, используются как обычные самоходки. То есть – все та же стрельба с закрытых огневых позиций, такая же бессмысленная и беспощадная (к стволам), как и год назад, когда мы с покойным АлексомТВ это разбирали по крупицам.

То есть, если смотреть по-взрослому, то можно сложить вот такую картинку: после обкатки на полигонах какое-то количество Т-14 было выведено на относительно спокойный участок фронта (на беспокойном им делать нечего) и там экипажи поупражнялись в стрельбе куда-то туда с безопасных позиций. Точка.

Есть ли от этого польза? Экипажам – возможно. Войскам на линии фронта – нет. Что такое не стабилизированный танковый снаряд, мы уже говорили, это оружие прямой наводки, при стрельбе как-то иначе – эффективность стремится к нулю.

Да, боевой дух тех, кто это видел, наверное, будет немного выше. Все-таки «Армата», а не Т-55…


Что-то больше? Нет, нет и еще раз нет. Рано.

Давайте посмотрим на «Армату» более подробно без розовых очков.

Двигатель

Двигателя нет. Тот, что был запланирован по НИОКР «Чайка», оказался негоден и проект был тривиально закрыт. Исполняющий на тот момент обязанности генерального директора ЧТЗ Валерий Костюченко сообщил, что
«Объем госконтракта по изготовлению и испытаниям двигателя «Чайка» выполнен к 2019 году. В результате стало очевидно, что постановка на серийное производство разработанного двигателя из-за его недоработок и технически недостижимых параметров нецелесообразна»
Перевод: деньги, выделенные на разработку двигателя, освоены, двигатель оказался не годен к применению. «Чайка» не взлетела, всем спасибо, все расходимся. Почти 500 миллионов рублей вылетело в трубу, но суть не в этом. Работы по «Чайке» или 12ТВ373Ч (так правильно) – это вообще детектив, который просит отдельной статьи. Потому особых претензий не предъявляем, а только повторяем, что фактически двигателя для Т-14 и всего семейства машин нет. А то, что есть, то есть, А-85-3А, способен перемещать танк из точки А в точку Б исключительно имея за спиной бригаду заводских инженеров.

В итоге двигателя для Т-14 нет.

Ряд экспертов логично предлагает продолжить доработку X-образного дизеля А-85-3А, который имеет ряд очевидных преимуществ перед V-образными модификациями легендарного двигателя В-2 от Т-34 и аналогичными двигателями западных стран. Двигатель откровенно «сырой», но есть мнение, что его можно довести до ума. А пока суд да дело, на «Армату» ставить доведённые до совершенства в плане надёжности двигатели В-92, стоящие на Т-90.

Тут, правда, такой минус кроется… Т-14 почти на 10 тонн тяжелее, чем Т-90, соответственно, двигателю придется работать не в самых комфортных условиях, то есть, в режимах повышенных оборотов и более высоких нагрузок, что ожидаемо приведет к более раннему износу и выработке ресурса.

Двигатель стал главной причиной отказа российской армии от покупки танков Т-14. Юрий Борисов, сменив Рогозина на посту вице-премьера по оборонной промышленности, когда его совсем достали вопросами относительно Т-14, случилось это в 2019 году, когда «Армата» откатала уже четыре парада, честно сказал, что
«Вооруженные силы России не стремятся массово закупать танки Т-14 из-за их дороговизны, предпочитая повышать боевой потенциал имеющейся военной техники за счет ее модернизации»
Все понятно и прозрачно: очень дорого и очень ненадежно. Потому лучше Т-90М, чем Т-14, лучше Су-35С, чем Су-57, лучше фрегат «Адмирал Горшков», чем атомный эсминец «Лидер». Борисову не откажешь в прямоте и честном изложении, в отличие от многих других.

Но то, что Т-14 не пошел в объявленную серию в две тысячи машин, это на самом деле не повод для посыпания голов пеплом. Все намного сложнее.

И начать тут надо с понимания, что есть Т-14 «Армата». А это не танк, точнее, не совсем танк. Это прототип, причем, не танка, а как это полностью называется, «унифицированная межвидовая тяжёлая гусеничная платформа четвёртого поколения «Армата» для машин от 30-ти до 65-ти тонн».


Унифицированная. Межвидовая. Платформа. То есть, изначально под этим понимался не один танк, а несколько гусеничных машин на базе одного танкового шасси: танк, САУ, БМП, тяжелый (очень тяжелый) БТР, ремонтно-эвакуационная машина и так далее, на сколько хватит фантазии у конструкторов.

Тут стоит вспомнить, что шасси танков Т-72 прекрасно использовались для создания тех же тяжелых огнеметных систем «Буратино» и «Солнцепек», БМПТ «Терминатор», мостоукладчиков, ИМР и далее по списку. Так что хоть ЗРК ставь, толк будет.

Однако, для реализации такой концепции требуется плодотворная работа десятков КБ, НИИ и прочих специализированных предприятий конструкторского плана.

Конечно, задумка была вполне себе шикарной и с соответствующим размахом: создание бригадного комплекта гипотетической тяжелой танковой бригады на базе Т-14.

Да, количество видов машин немного обескураживало, но это все были бы гусеничные (жирно) машины, что давало бы определенные плюшки: взяв бронекорпус, в котором в зависимости от надобности можно тасовать туда-сюда трансмиссию и двигатель, делая передне-, средне- и заднемоторные компоновки. А место водителя и органы управления сделать одинаковыми.

Соответственно, мехвод на танке запросто поведет и танк, и САУ, и ТБТР. Было бы удобно и водителям, и техникам в плане ремонта и обслуги. О логистике просто молчу. Хорошая задумка.

Электроника
Здесь то же самое: задумка была весьма хорошая. Каждая машина семейства «Армата» должна была быть оборудована боевой информационно-управляющей системой «Цифровой борт», которая взяла бы на себя всю работу по диагностике, анализу и регулировке систем любой машины.

Вообще современная боевая техника весьма сложна, и экипажу волей-неволей, но приходится следить за множеством параметров состояния машины. Информационная система, которая возьмет на себя анализ поступающей от множества датчиков информации и выдающая экипажу на мониторы самое важное – это просто прекрасное решение многих проблем. В стиле 21 века.

Тут главное не переборщить, чтобы не получилось, как с японским танком «Тип 10».


Машина получилась напичканной электроникой по самое «не могу». В «Тип 10» разработчики смогли утолкать ДВЕ цифровые системы, ТИУС (танковая информационно-управляющая система), которая отслеживает работу двигателя, трансмиссии, электрической и гидравлической систем машины, и БИУС (боевая информационно-управляющая система), которая управляет системами вооружения и защиты. Плюс система панорамного обзора.


Возникает только один вопрос: это все будет работать после того, как урановый лом постучит в башню, или уйдет в длительный перезагруз, как на наших Т-80?

Вот почти так же получилось и с «платформой Армата». Перебор.

Вообще говорят, что причин, которые сорвали массовый выпуск «Армат» было две.

Первая – это требование Главнокомандующего, которое гласило, что ВСЯ цифровая электроника «Арматы» должна быть отечественного производства. Главнокомандующий – это не Шойгу, если что.

Идея супер. Понятно почему: наша техника должна по идее выпускаться в любое время и под любыми санкциями.

Вторая – техзадание от Минобороны, в котором говорилось, что ВСЕ боевые машины семейства «Армата» должны иметь возможность модернизироваться под безэкипажную эксплуатацию.

Так-то тоже довольно неглупо, если реализовать. На парадах говорили, что «все эти машины в перспективе могут использоваться без экипажа», но…

Тема была не просто провалена господином Рогозиным, а провалена с треском. Для отечественной цифровой электроники в боевых машинах не было создано ничего. Ни КБ, ни заводов. Об искусственном интеллекте и модулях управления просто помолчу, мы все знаем, у кого был искусственный интеллект в этом непростом деле.

В итоге Рогозина отправили покорять глубины космоса, Борисов попытался что-то такое изобразить, но к тому времени Роскосмос затрещал по швам и Борисова отправили в очередной раз менять Рогозина и спасать хоть что-то из того, что вообще можно спасти.

А все, что осталось «в натуре» — это возможность вручную собирать несколько танков «Армата» в год. Именно несколько и только танков.


Наши офСМИ потрудились на славу, прекрасно забив голову гражданам хвалебными одами про то, насколько страшен для наших врагов Т-14. И как в США уже боятся его. Чего греха таить, у нас еще очень много тех, кто аплодирует откровенно пустым высказываниям, что, дескать, одна «Армата» запросто отправит на свалку роту «Абрамсов».

Тут есть маленький нюансик: Т-14 разрабатывался в плане применения под использование в среде своих собратьев по платформе. Вот об этом почему-то наши СМИ предпочли умолчать, взахлеб рассказывая про то, насколько уникален Т-14 и почему ему нет в мире равных.

А ведь почти не соврали!

Т-14 действительно мог бы не иметь равных себе на поле боя, если бы своим БИУСом он был бы связан с коллегами: ЗРК, БМПТ, САУ, БТР и так далее. Если бы получилось создать не украшение парадов в единичных экземплярах, а реальный тактический комплекс, способный решать вопросы разведки, классификации, целеуказания, защиты и поражения ЛЮБЫХ целей на стороне противника. Не только снарядами танковой пушки, но и всем, что есть в распоряжении.


Раньше было так: танк – это скорость, броня и огонь. Сегодня расклад может быть несколько иным: четко скоординированная связка танковой роты с мотострелками, артиллеристами, вертолетчиками и подразделениями разведывательных и ударных беспилотников.

Вдумайтесь: не лом, против которого нет (или почти нет) приема, а бронированный центр сосредоточения силы, которую можно спроецировать на определенный участок поля боя. И тем самым обеспечить преимущество своей стороне.

И нужно для этого всего ничего: помимо наличия указанных машин на поле боя, необходимо обеспечить каждого командира боевой машины, не говоря уже о командирах взводов, рот, батальонов и полков реальной картинкой боя и закрытой и защищенной связью.

Сейчас читатели скажут: ну вот, опять он за свое…

Да, есть такое. Но связь по-прежнему является больным местом российской армии, и пока ничего с этим не то что не сделано, попыток как бы не наблюдается. И не говорите мне про «Абзац» и «Лиру», там молотком и напильником еще работать и работать.

Да и чудо-танком тоже. В смысле – работать и работать. Судите сами: экипаж Т-14 сидит в бронекапсуле, скрытой в недрах корпуса. И в отличие от командира Т-72, высунуться из люка, чтобы обозреть окрестности на 360 градусов сверху, командир Т-14 не может. Значит что? А то, что необходимо обеспечить его, командира, обзором на эти 360 градусов! Да не просто обзором с камер внешнего вида, а с защищенных и дублированных камер, да с возможностью трансфокации (приближения), да с тепловизионной картинкой ночью…

И да, радар в башне – самое то, очень нужная вещь.

Проблема в том, что БМП с автоматический пушкой «разденет» танк секунд за 10. А что-то типа «Шилки» сделает это за полторы-две секунды, полностью ослепив танк. И что будет с радаром, если в башню постучать чем-то таким урановым приличного калибра – вопрос, ответ на который лично я не хотел бы искать.

То есть, по сути, мы имеем не бронекоробку с пушкой, какими были танки Второй Мировой, а весьма сложный и от этого сравнительно нежный комплекс. Требующий боевого применения с учетом этих нюансов.

Концепция применения
Скажите, вы после вышеописанного видите неуязвимый танк, способный проломить любую оборону? Я вот не вижу. Но если внимательно почитать, что писали реальные эксперты о Т-14, то выяснится, что он таковым не задумывался.

Танк-разведчик, танк сетецентрического боя, способный держать своим радиолокационным комплексом четыре десятка наземных и более двух десятков воздушных целей. На глубину до сотни километров, автоматически передавая все данные соседям. Всевидящее око, относительно защищенное и способное ударить весьма болезненно. Вот ниша, в которую намеревались поместить Т-14. И это была весьма хорошая задумка.

Т-14, который при помощи своих средств обнаружения наводил бы на противника те же Т-90 – это могло быть весьма эффективно. Но еще более эффективна платформа (а мы говорим именно о платформе «Армата»), когда данные от танков с РЛС поступают к тем машинам, которые способны наиболее эффективно отработать по каждой конкретной цели.

Но о средствах нанесения урона мы сейчас пока забудем, и потому, что с ними относительно все в порядке (я о 125-мм пушках), и потому что как бы они есть. Но вот о средствах защиты стоит говорить. Если мы говорим о платформе, то говорить надо о защите ВСЕХ машин, входящих в нее. Просто потому, что вывод из строя одной-двух сразу делает «дыру» в боевом построении, несущую уязвимость всему построению.

Мы не раз говорили о том, что на поле боя танк – это цель, по которой стреляют все. Потому что это олицетворение мощи. И любой нормальный командир в первую очередь постарается вырубить танки противника, с мелочевкой можно разобраться и потом, в более спокойной обстановке.

Сегодня, когда ПТУРы можно запускать с приличных дистанций, от 5 км и даже больше, комплексы активной защиты типа украинского «Заслона» и нашего «Афганита», конечно, решают проблемы защиты танка на ближних дистанциях, но развитие танковой электроники в виде РЛС увеличивает ряды противников. Тут понятно, есть РЛС – найдется и РЭБ, который будет стараться его нейтрализовать. И с этим тоже придется что-то делать.

Проблема в том, что танк – это в первую очередь мобильный боевой комплекс, в который нереально втиснуть столько электроники и посадить пару операторов, которые будут ее обслуживать. Ну или это уже будет что-то не очень похожее на танк.


О шагающих или гусеничных крепостях мы не говорим, потому что это уже пройденный этап в истории. Проект сверхтяжелого танка инженера Гротте – чего больше?


Гусеничная крепость с кучей пушек и собственным ПВО на тот момент смотрелась угрожающе. Однако многобашенные композиции не сыграли значительной роли в войне, а потому и нет смысла к ним возвращаться.

Тем более, что комплекс, в котором роль сердцевины играет танк с РЛС, а вокруг него работают ударные танки типа Т-90, БМПТ, БМП, ЗРК/ЗРПК ближнего радиуса действия, комплексы беспилотной разведки и ударные беспилотники – вот это и есть крепость, проста разбитая на несколько фортов. Да, еще неплохо было бы миномет типа «Ноны» для передачи неприятностей на ближние дистанции через преграды.

И на второй линии – САУ, РСЗО, ТЗМы, БРЭМы, комплексы РЭБ, ИМРы и прочие инженерные сложности, весьма полезные в деле.

Вот вам и мобильная крепость, которая в состоянии решить практически любую задачу на поле боя. А если к такому формированию добавить пару ударных вертолетов или штурмовиков…

Именно в таком виде Т-14 будет королем на поле боя. Как король Артур в окружении своих рыцарей, так и Т-14, связанный единой цифровой системой управления и координации, смог бы стать опорным центром что в обороне, что в наступлении на любом уровне.

Но все это действительно только при условии того, что ВСЕ участники такой формации прекрасно видят друг друга и противника, слышат, могут обмениваться координатами целей, по которым максимально четко работать.

Все остальные попытки применения Т-14, как пуляние «куда-то туда» из гладкоствольной пушки с закрытых позиций – это бесцельная трата ресурса ствола и боеприпасов.

Использование единичных экземпляров Т-14 на заднем дворе СВО вполне разумно. Если это в рамках испытаний. Действительно, использование прототипов (а мы именно так и рассматриваем сегодня Т-14) в качестве полевой лаборатории для поиска уязвимых мест, вполне оправдано и полезно. Особенно тогда, когда до массового выпуска Т-14 еще очень далеко.


Отладка всех систем – это весьма важный аспект. Когда мы говорим о применении того же Т-72, пусть и даже Б3 – мы говорим о том, что на нем в бой пойдут экипажи, так скажем, среднего уровня подготовки, способные переместить машину из точки А в точку Б, увидеть цель и быстро ее поразить. Целью мы считаем все от танка до шайтана с РПГ.

С Т-14 такое не пройдет. Это машина иного плана, и это видно сразу. Вот несколько фото, по которым люди опытные сразу отличат, где танк, а где… Хотя, может, и не отличат.


Конечно, Т-14 не космический корабль, не стратегический бомбардировщик, но уже и не танк уровня Т-64/Т-72.

То есть, веду все к тому, что Т-14 будет требовать более глубокого и тщательного обучения экипажа. А когда (да, надеюсь, что «когда», а не «если») заработает цифровая платформа, то разница между обычным ОБТ типа даже Т-90М и Т-14 будет глубиной с Марианскую впадину.

Да, эту машину не обслужить ломом, кувалдой и матом. Но это иная концепция боевой машины вообще! ОБТ в лице Т-90 никуда не денется, это как раз и есть лом для прорыва вражеской обороны, а Т-14 – это цифровой планшет, если хотите.

И обеспечение его надежности – задача не менее важная, чем серийное строительство. Ни для кого не секрет, что сегодня Т-14 катается по полигонам (и еще долго будет кататься) в сопровождении бригады техников и инженеров. И это тоже нормально, ибо концепт! Даже не принятый на вооружение.

Так что экипаж Т-14 (как и любой машины из платформы «Арматы») – это экипаж с весьма высоким уровнем подготовки. Так что организация учебно-подготовительного процесса должна начаться чуть ли не раньше поточного производства танков и прочих элементов комплекса.

Конечно, вызывает много вопросов то, что творили наши господа генералы. Почему, активно катая Т-14 по полигонам на выставках, пытаясь его продать хоть кому-то (вопрос кому нужен «сырой» и не доведенный до ума танк остается без ответа и сегодня), ставку в вооружении сделали на Т-73Б3, а не на Т-90? И выпуск Т-90 велся весьма ни шатко, ни валко, а теперь, когда СВО, в бой идет все вытащенное со складов. В том числе и музейные экспонаты, и Т-80, которые, мягко говоря, танкисты не жалуют по многим и весьма справедливым причинам.

И самая главная проблема: КАЗ очень сложно воткнуть в старые модели танков, которые для этого совершенно не предназначены. Со всеми вытекающими последствиями.

Но в любом случае, то, что Т-14 появились на боевых испытаниях – пока не повод для массовых восторгов. Танкам все равно пока идти в бой не с кем. Так получилось, но увы: все Т-15 и Т-16, «Курганцы» (там не только БТР, там и БМО, и БРЭМ в семействе) и прочие «не имеющие» так и остались в статусе «не имеющие перспективы в производстве».


То есть, машин понапридумывали много, а вот с выпуском увы. Полный ужас и безнадега. И самое печальное то, что испытания, подготовка производств – все это идет настолько медленными темпами, что говорить об этом даже не хочется.

А тут еще и санкции, после которых вообще не понятно, а будет ли «Цифровая платформа» и прочие электронные излишества вообще, или все так и загнется по причине отсутствия микросхем?

Наше время с каждым днем рисует все больше и больше проблем, так что тут действительно, может даже и не до «Арматы» (как о семействе), раз в бой Т-54 посылать начали. Но хоть все и пошло в СВО совсем не так, как рассчитывали, это не повод, чтобы вообще снять с повестки дня вопрос про Т-14 в частности и «Армату» как платформу, в целом.

Вообще, конечно, то, что Т-14 превратился из сырой парадной игрушки в танк, который можно применять в бою – это, конечно, достижение без малейшего сарказма. Могло быть хуже, причем намного. И то, что Т-14 начали проверять в бою (представляю, правда, какой там уровень прикрытия) – показатель того, что работа движется.

Понятно, что в танках сидят танкисты-профессионалы высшей категории, а за их спиной высококвалифицированные инженеры, проводящие доводку драгоценных боевых платформ в ручном режиме, а не обычные технари из инженерных подразделений. Но это работа, которая движется в определенном направлении, просто движется крайне медленно.


Поэтому завтра (думаю, это ближайшие 5-8 лет) в условиях современного российского бюджета, кадров на заводах и в особенности ситуации с заводами, ожидать даже появления отдельных танковых рот, вооруженных Т-14, не стоит.

Сколько времени займет доводка Т-14 – это вопрос. Но Т-14 сам на поле боя совершенно ничего не сделает без свиты из «Курганцев», «Коалиций», «Терминаторов», «Бумерангов», «Тунгусок» и «Торов». По крайней мере, сегодня не видно таких задач в СВО, с которыми не могут справиться обычные ОБТ, пехота и артиллерия.

Более того, Т-90М с хорошим экипажем может оказаться даже более эффективным, чем Т-14.


К Т-14 нужна цифровизация, нужна связь нового поколения, нужны машины семейства. Тогда этот танк сможет показать все свои сильные стороны. До того момента не стоит тешить себя надеждами на то, что «чудо-танк» сможет хоть как-то переломить ход СВО. Источник