Новые территории – драйвер роста экономики или обуза?


Не спешите с однозначным ответом, может быть и так, и иначе.

Обуза
В рамках либерал-монетаристской модели экономики – это обуза.

В свое время Д. Медведев духоподъемно сказал крымчанам: «денег нет, но вы держитесь». Возможно, он верил сам в то, что говорит. Неудивительно, если страна лишена права эмитировать деньги по потребностям своей экономики, и средства выводятся за границу по бюджетному правилу. На заработанные Россией евро или доллары покупались долговые обязательства других государств, и соответствующие суммы вкладывались в экономику и социальную сферу других стран. Как вдруг оказалось – совсем нам не дружественных.

В то же время на внутреннем рынке Россия не имела права печатать рубли сверх соразмерного объёма заработанных долларов. Отчасти этим объяснялась ненормальная одержимость долларами и евро: продавали все, от сырья до современного вооружения, лишь бы была валюта.

Пришло время перемен, и вот наконец сам финансовый гуру Силуанов достиг просветления и заявил, что доллары и евро – просто токсичные фантики. Но не нужно обольщаться: многолетние увещевания разумных экономистов тут вообще не сыграли никакой роли, монетаристы всегда делали и будут делать то, что выгодно им и невыгодно России.

Силуанов продолжает настаивать на том, чтобы на средства сверх 44 долл. за баррель нефти покупались юани или другие валюты. Это, несмотря на то, что юань девальвировался на 25 % по отношению к рублю. В результате в проекте федерального бюджета на 2023 год и на период 2024–2025 гг. бюджетное правило сохранилось, хотя и в усеченном виде. Казалось бы, зачем?

Причин несколько:

Первая причина в том, чтобы стерилизовать рублевую массу и вывести из экономики, и это на фоне сильного денежного голода. Все по методичке МВФ, лишь бы не допустить прорывного развития России. И пусть лучше эти деньги истачиваются инфляцией в Фонде национального благосостояния, чем работают на экономику. Попутно заметим, что Силуанов является управляющим в МВФ от России, т. е. он международный чиновник и лишь по совместительству министр финансов.

Вторая причина в том, что нехватка ресурсов приводит к необходимости занимать инвестиционные и оборотные средства у коммерческих банков. Из бюджета почти нереально, несмотря на большой объём накопленных средств, а у банков можно, ведь они зарабатывают на процентах. В проекте бюджета на следующий год планируется займов, как внутренних, так и внешних, в размере 1,7 триллиона. Да, на дорогих кредитах мощную экономику не построишь, но вы же понимаете, для либеральных монетаристов прибыль банкиров, своих и зарубежных, важнее развития страны.

Третья причина заключается в том, что по-прежнему разрешены финансовые спекуляции, за которыми стоят высокие либеральные чиновники.

В этой связи возникает парадоксальная ситуация: пенсионеры скидываются на коптеры и тепловизоры для армии, а тем временем миллиарды долларов выводятся за рубеж.

Мощный драйвер
В рамках модели разумного хозяйствования восстановление разрушенных территорий – не обуза, а мощный драйвер экономического роста страны.

Показательные примеры восстановления разрушенных территорий – Германия или Япония, вбомбленная в камни американской авиацией. Экономическое восстановление было впечатляющим и обоюдовыгодным, как для этих стран, так и для США.

Ключевую роль играет строительство – одна из самых мультиплицирующих отраслей. Восстанавливать или возводить заново нужно не только жилой фонд, но и промышленные предприятия различного профиля. Это масса заказов для строительных и производственных предприятий России, государственных и частных.

История восстановления разрушенных хозяйств разных стран показала, что государственные и частные инвестиционные расходы приводили к мультипликации покупательной способности и занятости населения. Возникает не только первичная, но и вторичная, третичная (и т. д.) занятость.

Помимо этого, увеличение инвестиций приводит к приросту национального дохода, причем на величину большую, чем первоначальный прирост инвестиций.

Что делать?
Первое. Необходимо сделать рубль инвестиционной валютой и кредиты доступными.

Второе. Источником инвестиций сделать, в том числе и прежде всего, рублевую эмиссию по потребностям экономики.

Монетаристы, в силу профнепригодности или лукавства, говорят, что это приведет к инфляции. В настоящее время ЦБ отказывается даже от покупки золота у отечественных золотопромышленников, заявляя, что дополнительная эмиссия вызовет инфляцию.

Нужно понимать, что в общем случае рост денежной массы при правильной экономической и кредитно-денежной политике не препятствует снижению инфляции.

Инфляция зависит от целого ряда факторов: структуры и объёма производства, товарного предложения и потребительского спроса, структуры и объёма импорта, налогов, цен на энергоносители, соцполитики, валютных курсов и пр. Например, увеличение товарного предложения приводит к снижению цен. Производство первично по отношению к кредитно-денежным манипуляциям.

Вообще, главу ЦБ можно даже понять, тут много факторов, зависящих от других ведомств. Мы имеем дело с грамотно сконструированной системой безответственности: каждый кивает на другого, и никто объективно не виноват. Ответственность должны брать на себя их руководители, но и руководство отличается биполярным отношением.

Монетизация нашей экономики, т. е. отношение денежной массы к ВВП, на сегодня составляет около 50 %. Ее можно и нужно повышать до 100 %. Президент говорил в апреле о необходимости довести ее до 75 %. Тоже хорошая цель, но либеральный воз и ныне там.

При этом либерал-монетаристы игнорируют тот факт из нашей экономической истории, что при Правительстве Примакова-Маслюкова и главе ЦБ Геращенко рублевая масса в обращении была увеличена как минимум в четыре раза. Именно это привело к ускоренному развитию экономики (до 15 % в год) и снижению инфляции. Аналогичный случай, как говорится, был и в США. С 2008 по 2014 год долларовая масса тоже выросла в четыре раза, и тоже без инфляции.

Третье. Инвестиции необходимо осуществлять через параллельные государственные структуры, которые должны получать средства из бюджета под минимальный процент и расходовать их строго в соответствии с целями инвестпроекта.

Структура бюджета на 2023 год и на период 2024–2025 гг. не предусматривает увеличение расходов на восстановление жилищного фонда и хозяйственных объектов на новых территориях. Не допускаем мысли, что это не входит в планы.

«По делам их узнаете их» (Матф. 7:20)
Сколько уже можно «узнавать» монетаристов и продолжать возлагать на них надежды на развитие? Дела показывают, что к переменам у них нет ни способности, ни желания. Как современный Третий Карфаген в лице англосаксонского мира должен быть нейтрализован вовне, так и либерал-монетаристский блок должен быть заменен внутри страны. Первый породил второй, и они связаны пуповиной.

Существует экспертное мнение, что перемены начнутся после победы республиканцев в США. Ну, если без этого никак – подождем.

А господину Д. Медведеву персонально и всем монетаристам коллективно напомним слова нашего лучшего банкира Геращенко:

«Если государственный чиновник говорит, что у него нет денег – его нужно гнать, он не знает, что государство может печатать деньги». Источник