Оружейный — переулок, которого нет

Архитектура — гордость и предупреждение
Оружейный переулок — по нему многие ходят и ездят, но не все даже знают о его существовании. Если сегодня задать в поисковиках картинки про Оружейный переулок, то сразу выскочат именно такие фотографии новейшего Сбер-здания — бизнес-центра «Оружейный».

На мой взгляд — это вполне откровенная подделка под сталинские высотки. БЦ «Оружейный», не спорю, впечатляет и буквально парит, точнее — царит над Миуссами и Самотёкой, старыми московскими районами, так, будто ничего другого здесь не было и нет.


Быть может, действительно стоило задвинуть в тень и потёртую коробку корпуса главного управления ГИБДД и неубедительные памятники Михаилу Калашникову и Иосифу Кобзону. Но дом 41 задавил ещё и красивый доходный дом Лобозева, к созданию которого приложил руку сам Эрнст-Рихард Нирнзее.


Архитектор Нирнзее — автор так называемых «тучерезов» высотой больше, чем в 8 этажей, и среди них — знаменитого первого московского небоскрёба в Большом Гнездниковском переулке. Небоскрёбом когда-то числился и дом Лобозева, но по фото выше в это верится, согласитесь, с трудом.

Этот архитектурный ужас город, как и всё остальное, переварит, но он не выдерживает никакого сравнения ни с великолепной московской семёркой — семью сёстрами, ни с проспектом Калинина. Там высота зданий никогда не была самоцелью, их окружало пространство, о чём на современном Оружейном нечего и мечтать.


Впрочем, тут же — будьте любезны, Садовое с его вечным потоком машин. На Оружейном есть ещё один перл от архитекторов — более поздний, чем дом Лобозева, и, разумеется, выстроенный раньше, чем БЦ «Оружейный». Это жилой дом в стиле «никакой», отмеченный ещё на старых фото с троллейбусами.


Но квартиры в нём совсем неплохие, а главное, у дома-гиганта — уютный и зелёный двор, не превращённый в автостоянку (на фото). Почти всё другое на выжившей левой стороне переулка так или иначе сохранилось, многое отреконструировано, не трепетно, но вполне приемлемо.

Из истории Миусс
Какое-то время Оружейный переулок, получивший своё имя, как и Ружейный, (Переулками Москвы. Короткий и «мирный» Ружейный), от ещё одной слободы мастеров из Оружейной палаты, даже числился улицей. Она выводила на Каретную площадь, второе название которой — Угольная. Оно свидетельствует о доставке топлива ближе к центру города с Брестского, потом Александровского вокзала, нынешнего Белорусского.


Улица была инфраструктурной, а значит — рабочей, и в революционные дни 1905 года её перегородили баррикады (см. фото). Надо было перекрыть путь лейб-гвардии Семёновскому полку, который прибыл с карательной миссией из Петербурга и продвигался к Миуссам и Грузинскому валу, чтобы выйти во фланг и тыл восставшей Пресне.

К тому времени в доме номер 3 на Оружейном успел родиться Борис Пастернак, однако вместо мемориального музея дом получил мансарду, которая его отнюдь не украсила и, скорее всего, будет снесена. Дальше на углу с улицей Фадеева приведён в относительный порядок так называемый дом НКВД с дорогой клиникой и прочими арендаторами на первом этаже.


Сегодня переулок завершается сквером с уже упомянутым памятником Иосифу Кобзону, где раньше была малоэтажная застройка. И среди прочего — дом на углу Краснопролетарской улицы, о котором чуть ниже. Улица эта до переименования в честь типографии «Красный пролетарий» была Пименовской, по одноимённому храму.

Ещё раньше, когда сразу за Садовым кольцом располагались слободы и деревни, это было всего лишь продолжение Каретного ряда. Теперь же угол с Садовым украшает офисное здание, когда-то отреконструированное и отреставрированное по авангардному проекту ещё 30-х годов для компании «Катерпиллер». В наши дни там обосновался «Вымпелком».

А напротив ещё до катерпиллеровцев в начале 1980-х годов сносили дом, который не очень удачно снят в последних кадрах культовых «Покровских ворот» Михаила Козакова. Никакого отношения к особняку на Нащокинском переулке, превращённому в коммуналку, где обосновались герои фильма, скромное здание на углу Оружейного и Краснопролетарской не имело.


Дублёр Садово-Триумфальной
В далёкие времена, когда на Садовом кольце ещё реально были сады, Оружейный переулок жил как бы сам по себе. При первом же расширении Садового он едва не растворился в нём, а когда пробили Маяковский тоннель под улицей Горького и Триумфальной площадью, и вовсе превратился в разворотный дублёр кольца.

Дома на Оружейном остались фактически только по одной из сторон — нечётной левой. Тот единственный справа, где переулок начинается, с Иль-Патио и агентством «Интерфакс», только числится под вторым номером по переулку, но воспринимается точно как дом на Тверской.


Довольно большой сквер между Оружейным и Садово-Триумфальной неплохо отремонтирован с обязательной мэровской плиткой на дорожках и даже сохранил деревья с кустарниками. Однако обжит он в основном собачниками, ходоками и бомжами, поскольку попасть на него можно только по переходу через трассу, вечно забитую авто.

Начинается переулок набором неплохих заведений, которые меняются здесь с незавидной регулярностью и с каждым годом становятся всё дороже, явно теряя при этом популярность. Раньше после пресс-конференций в «Интерфаксе» здесь всегда высаживался десант из пишущей и снимающей братии. Теперь и прессухи — редкость, и «десантников» не видно.


Притихли дворики
Не сказать, чтобы на Оружейном когда-нибудь кипела культурная жизнь — он и в роли дублёра Садового считается тихим. К тому же сказывается и соседство с Триумфальной площадью, залом Чайковского, театрами и рестораном «Пекин». Не прекращает активной деятельности лишь Музей музыки на улице Фадеева в двух шагах от Оружейного, где экскурсии дополняются регулярными концертами самого разного плана.

Но притихли как-то в наши дни дворики в глубине Оружейного с традиционными московскими подворотнями. Половина проходов сегодня перекрыта заборами и шлагбаумами, и пользуются ими исключительно местные, которые уверены, что не забредут в тупик или во двор-колодец, наподобие питерского.


Раньше здешние Тверские-Ямские улочки и переулки оживляли те, кто навещал больных в НИИ нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко, и посольская публика, здесь рядом чешский и словацкий кварталы. Сейчас и пациентов мало, и многие дипломаты съехали. В связи с этим неподалёку от Оружейного закрылось и несколько милых пивнушек и кафе.

Нет во дворах и потока публики, которая двигалась от Тверской и Маяковки к Дворцу Пионеров на Миусской площади. Студенчество с Миусс — из Менделеевки и РГГУ в сторону Маяковки, а значит — и Оружейного переулка, вообще почти не ходит. Куда ближе живая и уютная станция метро «Новослободская» с полным набором магазинов и дешёвых, по столичным меркам, конечно, кафешек. Источник