Переулками Москвы. Невинно убиенные – Костомаровский и окрестности

Где он, город нашей памяти?
По прошлым публикациям из этой серии у благодарных читателей может сложиться несколько ложное и почти благостное впечатление о столичных переулках. И это, несмотря на безжалостную, но конструктивную критику архитектурных перлов, и на сетования по поводу того, что из старой Москвы понемногу уходят добрые традиции.

Город, и особенно такой мегаполис, как российская столица, уже никогда не сможет жить тихим, почти провинциальным бытом в своих двориках и переулках, и не останется застывшим. Такими не остаются даже Питер или Венеция, кто видел, согласится – нельзя лишать их достижений современных технологий, главным образом по части ЖКХ и инфраструктуры, и немножко IT.


Однако прогресс – это же вовсе не обязательно убийство всего устаревшего. Прогнившего, не поддающегося возрождению – да, но не того, что служило и ещё долго могло бы служить людям. К чему столь длинный спич? Да к тому, что в Костомаровском переулке, а заодно и вокруг него бесследно уничтожено слишком много именно такого.

Начать придётся, однако, даже не с домов и не с дворов, а с тоннеля – старого трамвайного под железнодорожными путями. Этот объект сейчас завален строительным грунтом, ведь его когда-то так и не удосужились записать в архитектурное наследие.


Так сегодня выглядит место, где ещё недавно ходили в Сыромятники и к Артплею трамваи
Но сегодня непосредственно в мэрии даже говорят, что он якобы никуда не денется и будет возвращён городу. На резонный вопрос когда, в ответ следует незамедлительное – как только завершится глобальная реконструкция ж/д путей, вокзала и окрестностей. Хотелось бы верить, но опыт возведения всех циклопических ТПУ по Москве говорит об ином – если что-то и будет сделано, то в лучшем случае со «стилизацией под».


А так было на повороте с Костомаровского в Сыромятники несколько лет назад
О тоннеле ещё всего пару слов – он не только делал удобными несколько трамвайных маршрутов в Сыромятниках и рядом, он ещё и создавал уникальную атмосферу на проходе к центру дизайна Артплей. Что там будет с ТПУ? Не сомневаюсь, просто ещё одна пластиковая сквозная-проходная без души и без сердца.

По переулку бродит это
Сам же переулок, когда-то вполне себе зелёный, соединивший окрестности Курского вокзала с берегами Яузы, Андрониковым монастырём и усадебным Найдёновским парком, с культурными и уже ставшими культовыми центрами Винзавод и Артплей, давным-давно превратился в просто улицу, загруженную в час пик по самое не могу.

Именем переулок одарила местная землевладелица, и многие годы по нему, сворачивая где-нибудь направо – к парку, уходили перекусить и выпить многие из тех, кто отправлялся в южном направлении или же по Горьковской ветке. Нередко и маршрутом Венечки Ерофеева – в Петушки.

У нашего института в Петушках были спортивный лагерь и профилакторий, но в ожидании электрички до парка студенты добирались редко, далековато потом за пивом возвращаться. К тому же по парку блуждали больные из клиники спортивной медицины, и нередко под охраной – которая и погнать могла.


Сахаровский центр рядом с Костомаровским мостом с более лояльной охраной, но зато с прочным забором обосновался там много позже – в 90-е. Интересно, что словно противовесом ему на другом берегу Яузы не так давно наставили скульптуры работы Рукавишникова, в том числе и Мастера с Маргаритой.


На мой взгляд, каких-то не убедительных, да ещё и с лимузином наподобие легендарного геринговского «Хорьха». Приживается всё это там, где Садовое кольцо перекатывается через Яузу, довольно плохо. Ресторан клубного типа, то есть, считайте, что притон под названием «Рукав» – тот так просто разваливается.

Спускаясь к реке
Спускаясь по Костомаровскому к Яузе, сегодня не разглядишь, в силу бесконечных реконструкций, и ещё пару характерных объектов из не самого давнего прошлого. Первый – дом номер 3, швейная фабрика, бывшее Акционерное общество «МАРС», которой в 1922 году присвоили имя Клары Цеткин (на фото она с подругой – Розой Люксембург). Разумеется, по просьбам работниц – а как же иначе, тем более что старушка посетила фабрику.


Помните, как у Булгакова Шариков вещал: «Москвошвея, Москвошвея!» Это про те самые фабрики, а та, что на Костомаровском, числилась в тресте под № 10. Тот же адрес – дом 3 по переулку носит и здание Дворца культуры Метростроя, тоже реконструируемое, поскольку это всё-таки памятник позднего конструктивизма.

Интересно, что у Метростроя по Москве было несколько Дворцов культуры, только на выезде из столицы по Ярославскому шоссе их два, один детский. Другой был выстроен уже по классическому сталинскому типовому проекту и ещё в 80-е годы передан Новому театру, где в своих последних спектаклях играл Вячеслав Невинный.


Неплохо сохранился, но ныне стоит с забитыми окнами трёхэтажный жилой дом, где находилась квартира конструктора авиадвигателей Аркадия Швецова. Его считали реальным конкурентом легендарного Архипа Люльки, основателя ОКБ «Сатурн». Здесь много лет сидели районные «единороссы», но они недавно съехали в более современный офис.

Не пережил глобальной реконструкции дом с гербом РСФСР на фасаде, который было видно из храмов Андроникова монастыря и даже из поездов, которые шли по мосту через Яузу. На месте его и других из числа снесённых вдоль по переулку выросли двух- и трехэтажные, больше прибрежная почва не позволила, аккуратные, но безликие стоматологические клиники и салоны красоты.


Безмолвные соседи
У соседей Костомаровского, которому повезло прежде всего с именем, ведь не менялось же, интересные названия и судьбы. Хотя с переименованиями здесь тоже полный порядок – не раз и не два, как говорится. Отметим лишь некоторые – из числа Сыромятнических только 3-й, поскольку из него и вырастает Костомаровский, а также Наставнический и два Полуярославских – Большой и Малый.

На Третьем Сыромятническом больше полувека назад воцарилась огромная 12-этажная типовуха с вечно сменяющими друг друга ювелирными магазинами – специально под приезжих с юга. Рядом с ней не так давно выросли ещё более громоздкие бизнес-центры и офисные корпуса. История в этом переулке и фактически, и по жизни ушла в прошлое.

Поблизости вокзал, ничего не поделаешь, хотя это только кажется. В Риме, городе весьма обгаженном не столько туристами, сколько паломниками и просто мигрантами, район вокруг вокзала «Тремини» весьма симпатичный. Много, даже очень много гостиниц, но и музеи совсем неподалёку, в том числе в термах Диоклетиана, где ещё и храм, и кафе с ресторанами, и скверов с фонтанами хватает.


Римский большой вокзал перестроили ещё при дуче Муссолини, но в Москве-то Курский – намного позже, да и сейчас перестраивают, только зачем было в паре шагов от него ещё один суперэлитный жилой комплекс «Чкалов», как вставной зуб, прямо-таки клык, строить? А на трёх других «наших» переулках к настоящему времени не осталось почти ничего из не перестроенного или выстроенного заново.

Стоит ли удивляться, что именно здесь в наши дни оказались визовые центры недружественных стран (на фото) и клиника молекулярной медицины. А вообще-то Большой Полуярославский переулок сливается с Малым у зелёной ограды Найдёновского парка и спускается вниз к набережной – опять же, Полуярославской.


Ничего не сказать об этом названии – озадачить и даже обидеть пытливого читателя. А посему – никаких секретов и, увы, ничего общего с городом Ярославлем. Просто то ли директором, то ли владельцем Суконной фабрики, которая выросла здесь ещё при Анне Иоанновне в XVIII веке, был Иван Полуярославцев.

Наконец, Наставнический переулок сначала был Единоверческим, потому что рядом располагались земли монастыря старообрядцев. Новое название ему тоже дали старообрядцы-беспоповцы, у которых духовными лицами были наставники.



Из достопримечательностей в переулке известен только НИИ драгметаллов, выросший из московского цеха Щёлковского завода. С ним – Наставническим, вообще-то, пустоватым, примиряет лишь очень неплохой вид на противоположный берег Яузы и колокольню Храма Преподобного Сергия Радонежского. Источник