Решение военных конфликтов не в ядерном оружии


Пока всякие Daily Mail обсуждают телефонный разговор Путина и Макрона, что в полной мере дает возможность СМИ поиграть на нервах населения и пофантазировать, куда и при каких обстоятельствах прилетит ядерный заряд, я хочу напомнить об оружии гораздо более выгодном и в связи с этим более эффективном, чем ядерное.

Во-первых, нужно понимать, что массовое уничтожение кинетическим воздействием сил противника или людей в целом – это очень трудоёмкий процесс, требующий необходимого числа зарядов, пусковых систем, систем наведения, разведанных и прочего.

Во-вторых, от радиации как последствия удара ядерным оружием можно защититься, а области со смертельной дозой не держатся слишком долго. Скорее больше вреда будет нанесено нецеленаправленно из-за осадков, но тут существует прямая связь между продолжительностью периода полураспада и энергией. Чем быстрее происходит расщепление, тем больше выделяется энергии и тем меньше длится критическое заражение.

В-третьих, существуют непрямые риски для самого применившего, которые связаны с климатом, экологией, онкологией населения и банальной торговлей. Сколько заражённого металла и предметов быта было вывезено из Припяти, не знает никто, прежде всего потому, что невозможно закрыть доступ к подобным локациям на сто процентов, и большая их часть осела на постсоветском пространстве.

Да, ядерное оружие даёт доступ в весьма статусный клуб, и оно нужно как часть арсенала, но в рукаве должно быть и кое-что пострашнее, например, оружие химическое.

Американские бинарные заряды для РСЗО HIMARS

Выгоды химического оружия:

1. Дешевизна. Химическое оружие – это «ядерное оружие для бедных», и оно не требует столько технологических наворотов вроде обогащения урана.

2. Закрытость производства. Помимо активного применения в народном хозяйстве фосгенов, цианидов, ипритов и фосфорорганических соединений, существует возможность быстрого переключения производства мирных заводов на военные нужды. Кроме того, объединение нескольких не токсичных продуктов легко дают в результате боевое отравляющее вещество.

3. Экономическая выгода в виде сохранения чужих материальных ценностей, которые впоследствии можно присвоить.

4. Площадность и объёмность действия. Можно прогнозировать и управлять не только силой токсического воздействия, но и решать оперативно-стратегические задачи.

5. Трудность обнаружения удара и защиты от него.

6. Гибкость воздействия. Тактические возможности различных веществ позволяют не только быстро и болезненно уничтожать живую силу, но и выводить из строя на желаемые периоды времени.

Защита от химического оружия не столь прямолинейна, как от ядерного. Конечно, глубокий бункер с замкнутым циклом жизнеобеспечения, как в художественных фильмах, поможет, но на строго заданное количество времени. Хватит ли его, чтобы отравляющие вещества успели расщепиться? Вы не узнаете, пока не выйдете и не возьмёте пробу.


От боевых отравляющих веществ прежде всего требуется:

1. Способность действовать на разные органы и системы организма.

2. Быстрота или, напротив, «коварство» действия. Например, наличие продолжительного скрытого периода.

3. Отсутствие органолептических характеристик.

4. Большая продолжительность заражающего действия.

5. Трудность распознавания причины поражения с помощью различных методов анализа.

6. Удобство боевого применения.

7. Устойчивость при хранении.

Кроме того, основная проблема химии в том, что максимально снизить последствия от неё можно только выяснив, что было применено, а в наше время номенклатура боевых отравляющих средств и их методов воздействия, на мой взгляд, чересчур велика.

Яды могут воздействовать на:

1) молекулы белков, нуклеиновых кислот и прочего важного внутри человека, вызывая структурно-функциональные изменения;

2) молекулы биологически активных веществ, вызывая качественные или количественные изменения. Биологически активные вещества – это ферменты, гормоны, витамины, нейромедиаторы и прочее важное внутри человека;

3) неорганические компоненты внутренней среды человека, вызывая тем самым физико-химические нарушения. Например, изменения в составе плазмы крови;

4) клетки организма, вызывая их реакцию с раздражением, повреждением или нарушением деления.

Все эти изменения влекут за собой реакцию внутренних органов и организма в целом. Кроме того, у ядов существует разнообразные механизмы воздействия, что в свою очередь затрудняет их выявление и ограничивает возможности противодействия им.

На всём вышеперечисленном преимущества химического оружия не заканчиваются. Возможность использовать бинарные системы, когда отравляющее вещество не представляет опасности до момента смешивания двух и более составляющих, открывает большие перспективы в логистике.


В США крупномасштабное производство бинарных боеприпасов началось в 1980 году, это при том, что президент Никсон в 1960 году отказался от первого применения химического оружия и всех методов биологической войны, выпустив указ о прекращении производства и транспортировки химического оружия, который остаётся в силе до сих пор. Действительно, хранить и транспортировать готовое химическое оружие очень опасно, куда лучше производить и хранить безопасные «полуфабрикаты» для него. Начиная с 1988 года США активно уничтожают свой задекларированный боезапас, обязуясь закончить с этим к 31 декабря 2023 года.


В чём же преимущество бинарных боеприпасов?

Будь то ракета, бомба или артиллерийский снаряд, процесс создания отравляющего вещества происходит при разрушении перегородок контейнеров с компонентами, благодаря динамической нагрузке при запуске. Дороговизна таких снарядов с лихвой компенсируется дешевизной производства исходных компонентов, отсутствием проблем с хранением, транспортировкой и маскировкой.

Выводы
Первое применение боевого отравляющего вещества в террористических целях произошло в многострадальной Японии. В ночь с 27 на 28 июня 1994 года в городе Мацумото в результате использования композиции на основе зарина пострадало около 200 человек, из которых 7 скончались.

20 марта 1995 года в токийском метро осуществляется террористическая акция с применением композиций, также содержащих зарин. В итоге пострадало более 5 000 человек, из которых погибло 12 и около 100 получили отравления тяжелой и средней степени тяжести.

В том же 1995 году в метрополитене города Йокагама была предпринята попытка применения отравляющего вещества удушающего действия – фосгена, известного еще со времен Первой мировой войны.


Есть ли шанс, учитывая доктрину США, что для РСЗО HIMARS-типа существуют бинарные заряды?

Я думаю, этот шанс равен 100 %.

Есть ли риск, что среди хаоса, творящегося на Украине, может быть собрано и доставлено, например, с помощью дронов, пусть даже простейшее, но отравляющее вещество?

Полагаю, при желании это вполне реализуемо, особенно пока все заняты обсуждениями ядерного оружия, ракетных ударов и газопровода.

Есть ли в этом стратегический смысл?

Найдётся, учитывая хорошо укреплённый Херсон.

В итоге всё как завещал Сунь Цзы:

«Война – это путь обмана. Поэтому, даже если ты способен, показывай противнику свою неспособность. Когда должен ввести в бой свои силы, притворись бездеятельным. Когда цель близко, показывай, будто она далеко; когда же она действительно далеко, создавай впечатление, что она близко». Источник