«Самой серьезной опасностью для Российской державы является коррупция чиновников»: русский народ, чиновничество и российская элита в воззрениях Отто фон Бисмарка


Германский канцлер Отто фон Бисмарк, которого не без основания считают одним из наиболее выдающихся политиков XIX столетия, является, пожалуй, одним из самых цитируемых немецких (да и вообще европейских) политиков в России. Одни из наиболее часто приписываемых Бисмарку фраз – «никогда не воюйте с русскими», «русских невозможно победить», «не дразните русского медведя», «развязывайте любые войны, но никогда не трогайте русских». Иногда эти фразы, которые активно распространяются в Рунете, цитируют современные политики и даже доктора исторических наук.

На самом деле «железный канцлер» никогда не произносил этих слов. Как справедливо отмечает историк-германист Николай Власов, написавший несколько крупных научных работ об Отто фон Бисмарке, большинство цитат ему приписали безвестные российские мифотворцы [2]. Среди вымышленных цитат, претендующих на истинность, основная часть посвящена России и российско-германским отношениям.

Есть среди фраз, которые приписывают Бисмарку, и высказывания, которые посвящены отношениям России и Украины. Наиболее известное высказывание обычно формулируется как «могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины». Данная вымышленная цитата (речь идет о приписанной Бисмарку идее германского философа Э. Гартманна) появилась еще в 1920-е годы. Однако особенно широкое распространение в информационном пространстве она получила в период обострения российско-украинских отношений [3].

Образ Бисмарка в России политизировался, поэтому эти апокрифы часто цитируют на различных патриотических мероприятиях, чтобы доказать идеи об уникальности России, ее народа, исторического пути и военной непобедимости. В реальности отношение Отто фон Бисмарка к России было куда более сложным и далеко не таким позитивным, как рисуют себе альтернативные историки.

Что же Бисмарк действительно думал о России? Как он относился к русскому народу, чиновничеству и элите? Что он думал о войне с Россией? На эти вопросы и постараемся ответить в данном материале.

Формирование представлений Отто фон Бисмарка о Российской империи

В массовом сознании исторические фигуры, в том числе зарубежные государственные и военные деятели, обычно относятся к нескольким стереотипным категориям.

К примеру, категория «смертельных врагов», главной целью которых является уничтожение России (наиболее очевидным примером является Адольф Гитлер).

Другую категорию можно назвать «не-друзьями». К этому типу относятся зарубежные государственные и военные деятели, которые относились к России в целом негативно, однако уважали, побаивались и иногда даже невольно восхищались. Из числа крупных государственных деятелей прошлого в этой категории в российском массовом сознании оказались две фигуры: Уинстон Черчилль и Отто фон Бисмарк [2].

Отечественных научных работ, посвященных отношению Отто фон Бисмарка к России, на самом деле очень немного. Наиболее качественными исследованиями можно назвать монографию уже упомянутого выше историка Николая Власова «Россия глазами Бисмарка» (она здесь будет часто цитироваться), статью историка Александра Медякова «Наш Бисмарк»? Россия в политике и взглядах «железного канцлера» Германии», а также еще несколько небольших статей за авторством того же Николая Власова. Также стоит отметить книгу Василия Дударева «Петербургская миссия Отто фон Бисмарка. 1859–1862».

Как отмечает историк Александр Медяков, России Бисмарк уделял особое внимание на протяжении всей своей почти полувековой политической деятельности. С «русскими» проблемами были связаны и его отставка в 1890 году, и политический дебют – первая большая речь в прусском ландтаге 3 декабря 1850 года [4]. Однако прежде, чем перейти к рассмотрению непосредственных воззрений Отто фон Бисмарка, касающихся России, следует ответить на вопрос, как они, собственно говоря, сформировались.

Василий Дударев в своей монографии пишет, что cоставить свое представление о Российской империи Бисмарк смог, живя в 1859–1862 гг. в Петербурге, когда ему пришлось возглавить дипломатическое представительство Прусского королевства в России [5].

По мнению другого историка, Николая Власова, такое представление является наивным, поскольку до 1959 года Бисмарк не мог ничего не знать о той стране, в которую ему предстояло отправиться [1].

Власов отмечает, что представление Бисмарка о России (как, собственно, и любого человека о другой стране) формировалось на основе трех категорий информации.

Во-первых, это стереотипные образы, распространенные в обществе, где живет индивид – в данном случае речь о Германии. Эту информацию человек впитывает в себя в процессе получения среднего и высшего образования, из книг, в ходе общения с соотечественниками.

Во-вторых, это информация, полученная в индивидуальном порядке с помощью «посредника» – жителя другой страны или соотечественника, который провел в ней достаточно продолжительное время.

В-третьих, это личный опыт, полученный в ходе визита в другую страну [1].

В связи с этим, как справедливо отмечает историк, в Россию Бисмарк приехал, уже имея о ней определенные представления, и смотрел на нее через призму уже сформированных взглядов. Что же о России думали в Германии?

Общественное мнение в Германии в 1830-е годы было разделено на два лагеря – консерваторы воспринимали империю Романовых как надежный оплот в борьбе против революции, в то время как либеральные националисты относились к Российской империи весьма негативно. Однако в целом и либералы, и консерваторы воспринимали Россию как сильное монолитное милитаристское государство с абсолютистским политическим строем и полуфеодальным экономическим укладом [6].

Абсолютная власть монарха, послушная ему армия чиновников, кнут, который неограниченно властвует в стране – таким был образ России в германском дискурсе середины XIX века [1]. Как отмечают историки, даже авторы, которые симпатизировали России, не отрицали царившего в стране бюрократизма и произвола. В частности, Леопольд фон Герлах, известный своим русофильством, писал о неустойчивости власти, о том, что отсутствие у российского самодержавия каких-либо внутренних ограничений не позволяет императорской власти опираться на российское общество, которое противостоит всем ее начинаниям [7].

Характерным было и изображение Российской империи как агрессивной державы, которая стремится к завоеванию Европы. Армия, по мнению либералов, являлась главным орудием правительства России в осуществлении его традиционной захватнической политики. Они подчеркивали преемственность захватнических планов России еще со времен Петра Великого, имеющих целью установление господства над Европой и Азией [6].

После поражения России в Крымской войне этот образ сменился на другой – о Российской империи стали говорить как о колоссе на глиняных ногах, запутавшемся в клубке своих внутренних проблем [1]. Все это не могло не влиять на взгляды Бисмарка, который, кроме изучения исторических материалов, читал современные издания.

Отто фон Бисмарк получал информацию не только из книг, газет и светских бесед, он также получал её и от посредников, которые были хорошо знакомы с российскими реалиями. Одним из таких посредников был его друг еще со студенческих лет Александр Андреевич Кайзерлинг (Александр фон Кайзерлинг) [1]. Александр Кайзерлинг был типичным представителем остзейских дворян – в культурном отношении они считали себя немцами, но это не мешало им быть лояльными подданными российского императора.

Личный опыт пребывания Бисмарка на посту прусского посланника в Санкт-Петербурге в 1859–1862 гг., конечно, повлиял на мировоззрение «железного канцлера», однако стоит отметить, что приехал он в Россию уже со сформировавшимися о ней взглядами. Личное знакомство со страной позволило ему уточнить и расширить его представления, но не изменило их кардинально [1].

Итак, что же Отто фон Бисмарк думал о русском народе, чиновничестве и российской элите?

Представления Бисмарка о русском народе и национальных особенностях русских
В первую очередь следует отметить, что «железный канцлер» определенно был сторонником норманнской теории происхождения русского государства. Он считал, что именно варяги принесли восточным славянам государственность.

«Способность славян управлять своим государством без участия немцев была ограниченной еще со времен Рюрика, такой же она осталась и после освобождения от власти монголов»,
– писал Бисмарк в 1881 году [8]. По его мнению, немцы сыграли ключевую роль в развитии русской государственности.

Национальные особенности русских, с точки зрения Бисмарка, объяснялись во многом их принадлежностью к славянской расе. Говоря о позитивных качествах русского народа, Бисмарк отмечал их любезность и обходительность, инстинктивный ум, элегантность, неприхотливость и лояльность правителям. Именно последние черты делали русских, по мнению Бисмарка, прекрасными солдатами. К этому добавлялся природный коллективизм и готовность отказаться от личных интересов ради высшей цели [1].

В то же время, говоря о негативных чертах русского народа, он отмечал, что русским свойственны легкомыслие при принятии серьезных решений, склонность к пустым мечтам и фантазиям, самовлюбленность, заставляющая переоценивать собственные возможности, переменчивость [8]. Кроме того, Бисмарк говорил о лицемерии (в частности, по отношению к российским дипломатам) и обидчивости русских. Говоря об обидчивости, Бисмарк отмечал, что русским трудно высказывать критические замечания, не потеряв их доверие [1].

Вдоволь наобщавшись с неспешно запрягавшими извозчиками, которые затем навёрстывали время бешеной ездой, и обобщая этот опыт в письме к жене из Москвы в 1859 году, Бисмарк констатировал: «Медленно запрягать и быстро ездить – в характере этого народа» [11]. У нас это крылатое выражение нередко трактуют как положительное, однако в устах прусского политика данное высказывание являлось сугубо негативной характеристикой. С точки зрения Бисмарка, такая привычка приводит к тому, что (в прямом и переносном смысле) сначала приходится долго ждать лошадей, а затем быстрая езда приводит к поломке экипажа [1].

При этом Бисмарк не раз говорил и писал о своей симпатии к «простому человеку» в России. Под «простыми людьми» он подразумевал в первую очередь крестьян [8]. Вспоминая Россию, Бисмарк отмечал, что там «народ любезный и хорошей натуры» [4].

«Простой человек вообще понравился мне с первого взгляда [1]»,
– так он писал своей супруге, только прибыв в Петербург весной 1859 года. По мнению Бисмарка, русского «простого человека» отличало множество положительных качеств, и он верен своему императору. В своих мемуарах он пишет о «религиозной преданности русского народа своему царю» [9].

В то же время, по мнению Бисмарка, в России являлось необходимостью грубое обращение, поскольку иного языка простые люди не понимают. «Железный канцлер» приводил в пример несколько историй, которые с ним случились в Российской империи – один раз он приказал своему кучеру пропустить груженые возы и в качестве благодарности получил лишь порцию ругательств. Другая история была не менее характерной – Бисмарк дал извозчику рубль вместо положенного полтинника, после чего извозчик последовал за ним в дом и потребовал два рубля. Бисмарку пришлось вышвырнуть его вон [1].

Т. е. если к русским крестьянам он относился в целом с симпатией, то к городским низам его отношение было иным – мораль вышеуказанных историй была такова, что на улицах необходимо постоянно демонстрировать обывателям свой высокий статус, чтобы добиться хоть сколько-нибудь вежливого обращения.

Если к простому русскому человеку Бисмарк относился с некоторой симпатией, то о чиновниках этого сказать нельзя. Но об этом ниже.

Что думал Бисмарк о российском чиновничестве?
Отто фон Бисмарк был весьма невысокого мнения о российском государственном аппарате. «Железный канцлер» вообще негативно относился к бюрократии, однако пример российской бюрократии он обычно приводил, когда хотел поругать бюрократию прусскую – ситуация в России в его глазах выглядела сплошным темным пятном. Коррупция, некомпетентность, произвол, отсутствие всякого уважения к закону и человеческому достоинству, ложь и очковтирательство на всех уровнях – такую картину нам рисует Бисмарк [1].

«Самая тяжкая болезнь Российской империи – это армия плохо оплачиваемых и неспособных чиновников» [1],
– писал Бисмарк.

Помимо некомпетентности, повальный характер имеет коррупция. Среди чиновников, по мнению «железного канцлера», наиболее коррумпированными являются те, кто отвечает за армейские и гражданские поставки и строительство.

«На мой взгляд, самой серьезной опасностью для российской державы является неизлечимый в долгосрочной перспективе вред от коррупции чиновников и офицеров; из него вытекает отсутствие любого правосудия и силы закона, что делает невозможным подъем общественного благосостояния и финансов» [10],
– писал Бисмарк в 1861 году. По его словам, чиновники, получавшие жалование 800 рублей, тратили 40 000 рублей в год.

Произвол чиновников особенно ярко заметен в обращении с простыми людьми. Любой иностранец, не имеющий при себе бумаг, доказывающих его иммунитет, может быть схвачен на улице и насильно отправлен в солдаты [1].

Что касается отношения Отто фон Бисмарка к Российской армии, то оно, как отмечает историк Николай Власов, было во многом таким же, как и отношение к гражданским чиновникам. Если для солдат он находил добрые слова, то его суждения об офицерах были суровыми.

«Еще в годы Крымской войны Бисмарк писал о неискусстве и несчастье, с которыми они дебютируют на каждом новом театре боевых действий; чтобы исправить это, Русской армии потом приходится демонстрировать большую храбрость и нести большие потери [1]»,
– отмечает историк Николай Власов.

Находясь в отпуске в Германии, Бисмарк охотно рассказывал о «бесстыдной продажности русских чиновников снизу доверху» и хитроумных видах взятки, вроде покупки просителем за большие деньги ненужной ему и никчёмной картины. Несколько страниц его мемуаров посвящены описанию случаев воровства при дворе [4].

Представления Бисмарка о российских чиновниках были лишь частью его представлений о российских элитах и российском государстве в целом.

Представления «железного канцлера» о российской элите
Обращение к восточному вопросу являлось одним из неизменных инструментов русской политики Бисмарка, начиная со времён Крымской войны. Сразу по вступлении в должность премьер-министра Пруссии в 1862 году он сформулировал своеобразное внешнеполитическое кредо: «Восточный вопрос – это та область, в которой мы можем быть полезны друзьям и нести вред врагам, не будучи сдерживаемыми прямыми собственным и интересами» [4].

Учитывая, что Бисмарк придерживался консервативных, монархических взглядов и был сторонником сохранения власти традиционной элиты и противником либеральных идей, репутация Российской империи как «жандарма Европы» и самой реакционной державы континента не была для него однозначно негативной [1]. Он был убеждён в том, что монархическое устройство укрепляет государство, а республиканское – его ослабляет (именно поэтому он выступал за сохранение республики во Франции) [4].

Первые личные впечатления Бисмарка о русском дворе были достаточно позитивными. Если чиновничество и государственный аппарат Бисмарк много критиковал, то относительно русской аристократии он писал Шлейницу о том, что «возможно, несправедлив обычный у нас предрассудок относительно русской аристократии, в соответствии с которым она испорчена и лишена любого чувства права и чести» [1].

Тем не менее уже в этот период он замечает в высших кругах оппозиционные течения, которые вызывают у него тревогу. Он писал в Берлин о существовании в рядах российской элиты двух группировок – консервативной и «либеральной». Вторую он на тот момент считал меньшинством. Постепенно к характеристике этой партии добавились слова «национально-русская» и «московитская» [10].

На смену прежней элите, верной императору и состоявшей в основном из немцев, пришла новая, которая настроена шовинистически и работает на свержение самодержавия. Начавшийся при Николае I переход к политике замены на руководящих должностях этнических немцев национальными кадрами Бисмарк оценивал сугубо негативно, что не должно вызывать удивления, учитывая его мировоззрение.

«В петербургском обществе во время моего пребывания там присутствовали три поколения. Самое благородное из них, европейски и классически образованные вельможи эпохи Александра I, уже вымирало ˂…˃ Поколение, которое было похоже на императора Николая или носило его отпечаток, ограничивалось в разговоре придворными делами, театром, карьерой и военными воспоминаниями ˂…˃ Третье поколение, молодые господа, в обществе демонстрировало по большей части меньше вежливости, плохие манеры и, как правило, более сильное отвращение ко всему немецкому, в особенности прусскому, чем первые два поколения» [8],
– писал он в своих мемуарах.

С точки зрения Бисмарка, оппозиция элиты с течением времени все сильнее ограничивала власть российского монарха. Либеральная группировка усиливалась. В начале 1860-х гг. он писал о том, что злонамеренные царедворцы обманывают Александра II и таким путем добиваются принятия невыгодных и нежелательных для царя решений. Тем не менее положение императора Бисмарк считал достаточно прочным. Однако уже в 1870-е гг. канцлер говорил, что российский монарх лишь с трудом сопротивляется давлению «национальной партии» [10].

С рубежа 1870–1880-х гг. Бисмарк начал еще более пессимистично оценивать внутреннюю ситуацию в России. Во многом это было связано с убийством Александра II. В феврале 1880 года канцлер писал о двух «родственных, но не тождественных» группировках – «панславистской, к которой принадлежат Милютин и великие князья, и революционной» [10].

Особую неприязнь вызывал у германского канцлера князь Горчаков. Ближайшие друзья отмечали у него «болезненную раздражительность» и особенно то, «насколько сильно он лелеет чувства мести и отмщения за истинную или мнимую несправедливость». Объявив – заслуженно или нет – кого-либо своим врагом, Бисмарк обычно уже не менял своей оценки и был способен долгие годы преследовать недругов. После «военной тревоги» 1875 года Бисмарк при каждом удобном случае жаловался на Горчакова, который приписывал ему воинственные намерения и «использовал мои плечи как пьедестал, чтобы явиться Европе в качестве ангела мира» [4].


Нельзя не отметить следующую интересную оценку Бисмарка относительно России.

Когда трон занял Николай II, «железный канцлер» уже находился в отставке. Любопытно то, какой он вопрос задал в конце 1895 года Г. Мольтке-младшему, германскому военному атташе в Петербурге. Его интересовало не отношение Николая II к Германии, Бисмарк спросил: умеет ли молодой император действовать жестко. Услышав, что новый монарх «человек уюта», Бисмарк усомнился в его способности удержать народ в порядке. По его словам, если отвратить шестьдесят миллионов русских от их царя, они скоро начнут творить безумства [4].

В целом Россия представлялась Бисмарку не просто одной из великих держав, но и стихийной силой, и это влияло на его отношение к восточному соседу, наряду с собственно политическими соображениями. В конце 1880-х гг. ему пришлось противостоять резко возросшему давлению военных, которые хотели превентивной войны с Россией. Как и 30 лет назад и даже отчасти в тех же выражениях, Бисмарк напоминал об отсутствии практической цели и достойного «приза» для такой борьбы [4].

Заключение
Подводя итоги, следует отметить, что представления о Бисмарке как у «русофиле» являются не совсем верными. Как отмечает историк Александр Медяков, мнение о его особых русских пристрастиях возникло ещё при жизни канцлера в результате сочетания нескольких факторов: политики, проводившейся им в отношении России, петербургского эпизода его биографии, знания русского языка и, наконец, ряда широко известных исторических анекдотов, которые эмоционально окрашивали отношение Бисмарка к соседней империи [4].

Владение русским языком действительно резко выделяло Бисмарка из рядов иностранных дипломатов XIX века и, безусловно, свидетельствовало об интересе к стране, в которой он оказался [4]. В самом деле Бисмарк был достаточно высокого мнения о русском языке – он удивлялся, что народ, который во многом отстает, обладает таким красивым и совершенным языком. Однако в целом «железный канцлер» достаточно скептически относился к России. Особенно скептически он относился к государственному аппарату и чиновничеству.

Парадоксально, но современники в Германии обвиняли «железного канцлера» в русофильстве, в то время как в самой Российской империи к нему относились весьма прохладно, а пресса периодически критиковала его и пыталась выставить в неприглядном виде. В российской печати второй половины XIX – начала XX века сложился противоречивый образ «железного канцлера», который неоднократно изменялся на протяжении нескольких десятков лет. Как отмечают специалисты, изменение оценок, вероятно, зависело от российско-германских отношений исследуемого периода, от ценностных ориентиров и мировоззрения представителей российской прессы [12].

Большинство апокрифов, которое приписывают Бисмарку, появились в конце XX – начале XXI века. Так, приписанная Бисмарку фраза «никогда не воюйте с Россией» впервые появляется в художественной литературе в конце ХХ века. Ее продолжение (о «непредсказуемой глупости») возникло, по всей видимости, существенно позднее, уже в начале XXI века. Фраза «славяне непобедимы и только внутренними раздорами могут быть доведены до иноземного порабощения» встречается еще в 1830 году в повести Ф. Булгарина «Славяне, или Освобождение Арконы». Практика приписывания этой фразы Бисмарку также возникает в Интернете примерно в середине первого десятилетия XXI века [3].

В реальности Бисмарк как политик не мог полностью исключить войну с Россией, однако он искренне полагал, что такого рода война может быть только оборонительной. Он считал, что у России и Германии нет серьезного столкновения интересов, поскольку немцам не нужна русская территория, а русским немецкая земля.

Историк Николай Власов справедливо замечает, что

«на протяжении всей своей политической карьеры Бисмарк действительно считал необходимым поддерживать с Россией хорошие отношения. Однако это убеждение было продиктовано не страхом или какой-либо эмоциональной привязанностью к России, а сугубо рациональными соображениями. Добрососедские отношения с восточной соседкой Бисмарк считал, как важные, но не жизненно необходимые» [1].
Отто фон Бисмарк был готов идти навстречу России, но ровно до тех пор, пока это не противоречило национальным интересом Пруссии и Германии в целом. О том, что деятельность Российской империи он всегда рассматривал через призму интересов Германии, говорит и его переписка с генералом Эдвин фон Мантейфелем и генералом Л. фон Герлахом:

«на вопрос, я за русских или западные державы, я всегда отвечал за Пруссаков, и мой идеал во внешней политике – свобода от предубеждений и независимость от симпатий или антипатий по отношению к иностранным государствам и их правителям»[13].
Использованная литература:
[1]. Власов Н. А. Россия глазами Бисмарка. – СПб.: Евразия, 2021.
[2]. Власов Н. А. Бисмарк. «Железный канцлер». – Москва: Яуза-каталог: Якорь, 2018.
[3]. Власов Н. А. «Славяне непобедимы»: вымышленные цитаты Отто фон Бисмарка в современной России. Новая и новейшая история. 2022. № 3. С. 117–124.
[4]. Медяков Александр. «Наш Бисмарк»? Россия в политике и взглядах «железного канцлера» Германии [Текст] / А. Медяков = «Our Bismarck»? Russia in the German «iron chancellor’s» policy and views / Alexander Mediakov // Российская история. – 2015. – № 6. – С. 63–84.
[5]. Дударев В. С. Петербургская миссия Отто фон Бисмарка. 1859–1862. Дипломатическая ссылка или политический успех? – Санкт-Петербург : Алетейя, 2013.
[6]. Заиченко О. В. Немецкая публицистика и формирование образа России в общественном мнении Германии в первой половине XIX века: дис. на соиск. степени канд. ист. наук. – Москва: Ин-т всеобщей истории РАН, 2004.
[7]. См. Заиченко О. В. Основные детерминанты восприятия России немецкими консерваторами в 30–40-е гг. XIX в.: монарх как воплощение государства // Диалог со временем. 2013. Вып. 42. С. 194–222; Заиченко О. В. Основные детерминанты восприятия России немецкими консерваторами в 30–40-е гг. XIX в.: резиденция императора и двор // Диалог со временем. 2013. Вып. 43. С. 115–143.
[8]. Власов Н. А. Отто фон Бисмарк о перспективах российского парламентаризма [Электронный ресурс] // URL: http://www.navlasov.ru/upload/userfiles/4/218untitled61b838ceeb56f.pdf.
[9]. См. Бисмарк О. Мысли и воспоминания: в 3-х т. – М.: Соцэкгиз, 1940–1941 // Том 1, с. 159.
[10]. Власов Н. А. Образ России в мировоззрении Отто фон Бисмарка // Былые годы. Российский исторический журнал. 2020. № 58 (4). С. 2720–2728.
[11]. Отто фон Бисмарк. Личная корреспонденция из Санкт-Петербурга. 1859–1862 / пер. с нем., коммент. В. С. Дударева. СПб.: Алетейя. 2013.
[12]. Ипатов А. М. Личность и политика Отто фон Бисмарка в оценках консервативной печати Российской империи // Вестн. Перм. ун-та. Сер. История. 2013. № 1 (21). С. 151–159.
[13]. Цитата по: Дударев Василий. Бисмарк и Россия. 1851–1871 гг. – СПб.: Алетейя, 2021.