Система ПВО КНДР: радиолокационные средства контроля воздушного пространства и истребительная авиация


Контроль воздушного пространства КНДР и защита от средств воздушного нападения важных административно-промышленных и оборонных центров, крупных военных баз, портов, мостов, туннелей, а также других стратегически важных объектов возложены на северокорейские военно-воздушные силы, которые, помимо авиации, организационно включают в себя радиотехнические и зенитно-ракетные войска.

В настоящее время ПВО КНДР опирается на сеть круглосуточно действующих радиолокационных постов, расположенных на всей территории страны, освещающих воздушную обстановку над Корейским полуостровом, прибрежными районами и приграничными китайскими и российскими территориями. Данные с радиолокаторов по радиорелейным и кабельным линиям поступают в автоматизированную систему управления, в качестве резервных используются УКВ и КВ радиосети, в которых информация транслируется голосом или морзянкой.

Руководство боевой работой системы ПВО осуществляется с боевого командного пункта в штабе ВВС КНДР, которому подчиняются четыре командования секторов: северо-западного, северо-восточного, южного и Пхеньянского подсектора ПВО. Каждый сектор состоит из штаба, центра контроля воздушного пространства, подчинённых радиотехнических подразделений, одного или нескольких зенитно-ракетных полков, артиллерийской дивизии ПВО, других частей и подразделений.

В случае нарушения воздушной границы, после объявления тревоги в воздух поднимаются дежурные истребители-перехватчики, в боевую готовность приводятся ЗРК и зенитная артиллерия. Дальнейшие действия наземных средств ПВО должны координироваться со штабами авиационных дивизий и центральным командным пунктом.

Радиолокационные средства контроля воздушного пространства
В 1960–1970-е годы воздушное пространство КНДР и прилегающие территории контролировали радиолокаторы метрового диапазона П-10, П-12 и П-14Ф, а также сантиметровые П-20 и П-30. В паре с радиолокационными станциями кругового обзора работали радиовысотомеры ПРВ-9 и ПРВ-11.


РЛС П-20
В 1980-х началось обновление системы ПВО КНДР, и одновременно с современными на тот момент ЗРК и истребителями Северная Корея получила от СССР новые радиолокационные средства, часть которых дееспособна до сих пор.

Самыми «дальнобойными» в радиотехнических войсках Северной Кореи были РЛС метрового диапазона семейства П-14. В годы холодной войны Советский Союз поставил 3 РЛС П-14Ф и 7 станций 5Н84А «Оборона-14».


Антенный пост РЛС 5Н84А «Оборона-14»
РЛС П-14Ф «Фургон», поставленные в конце 1960-х, предназначалась для дальнего обнаружения и измерения дальности и азимута воздушных целей при работе в составе АСУ или автономно. При высоте полёта 10 000 м истребитель МиГ-17 мог быть обнаружен да дистанции 300 км. Дальность обнаружения крупных высотных целей достигала 540 км. Верхняя граница зоны обнаружения – 45 км.

Подвижность этих громоздких станций была достаточно условной. Основные элементы РЛС размещались на пяти транспортных единицах (два полуприцепа с аппаратурой, два с антенным оборудованием и три прицепа с системой энергоснабжения). Антенна представляла собой параболическое зеркало размером 32х11 м. Антенный пост устанавливался на подготовленной площадке.

Очень крупный антенный пост и размещение аппаратной части в буксируемых прицепах затрудняют перебазирование и повышают уязвимость к средствам воздушного нападения. В силу низкой мобильности и больших габаритов РЛС семейства П-14 фактически являются станциями мирного времени, которые в условиях современной войны подлежат быстрому уничтожению. Впрочем, эти недостатки во многом компенсировались очень значительной дальностью обнаружения и большим ресурсом.

РЛС 5Н84А «Оборона-14» имеет улучшенную помехозащищённость и более высокую точность измерения. Часть электронных блоков выполнена на полупроводниках. Станция размещается на шести транспортных единицах. Радиолокаторы дежурного режима семейства П-14 обычно эксплуатируются совместно с радиолокационными высотомерами ПРВ-9, ПРВ-11, ПРВ-13 в интересах зенитно-ракетных полков и бригад, оснащённых ЗРК: СА-75М, С-75М3, С-125М1А и С-200ВЭ.

Гораздо более высокой мобильностью обладают РЛС метрового диапазона П-18 и дециметровые П-19, придававшиеся зенитным ракетным дивизионам и используемые для контроля полёта авиации. В 1980-е годы Северная Корея получила два десятка РЛС П-18 и шесть П-19.

Двухкоординатная РЛС метрового диапазона П-18 создана в 1971 году на основе РЛС П-12МП путём перевода её электронной части на новую элементную базу. Одновременно было осуществлено сопряжение РЛС с новой радиолокационной системой опознавания государственной принадлежности «Кремний-2М».


РЛС П-18
Вся аппаратура станции размещена на базе двух автомобилей «Урал-375». В КУНГе одного находится радиоэлектронная аппаратура с рабочими местами операторов, на втором – антенно-мачтовое устройство. При отсутствии помех РЛС П-18 способна обнаружить крупную высотную воздушную цель на дальности до 260 км.

Для обнаружения воздушных целей на малых высотах предназначена РЛС П-19, принятая на вооружение Советской Армии в 1974 году. Она имеет дальность обнаружения 160 км. Потолок – 6 000 м.


РЛС П-19
В фургоне на шасси ЗиЛ-131 размещена радиолокационная аппаратура, аппаратура сопряжения с другими РЛС, радиолокационный запросчик, блоки съема и передачи данных, а также комплект измерительной и связной аппаратуры.

В конце 1970-х для замены устаревших РЛС П-20 и П-30 начали поступать двухкоординатные радиолокаторы П-37. Станция являлась продолжением линии развития РЛС П-20, П-30 и П-35. Но по сравнению с этими радарами П-37 имела лучшую помехозащищённость, точность измерения и надёжность.


РЛС П-37 и радиовысотомер ПРВ-13
РЛС П-37 работает в дециметровом частотном диапазоне и способна видеть крупные высотные цели на дальности до 250 км. Для измерения пространственных координат станция может сопрягаться с высотомерами ПРВ-11 и ПРВ-13. Хотя мобильность П-37 оставляет желать лучшего, время её развёртывания (8 часов), всё же в несколько раз меньше, чем у РЛС метрового диапазона 5Н84А.

В конце 1980-х войска ПВО КНДР получили три радиолокационных комплекса 64Ж6 («Кабина-66М»). РЛК «Кабина-66М» в экспортном исполнении включал в себя два радиолокационных дальномера, технический пост, индикаторную и модуляторную аппаратуру, прицеп с запасным имуществом и измерительной аппаратурой, четыре радиовысотомера, два запросчика государственной принадлежности, радиотрансляционную аппаратуру, дизель-генераторные электроустановки, автокран. Комплекс выдавал потребителям три координаты цели: азимут, дальность, высоту.


Радиолокационный комплекс обеспечивал обнаружение истребителя МиГ-21, летящего на высоте 15 км на дальности 380 км. Верхняя граница зоны обнаружения – 54 км. Развёртывание радиолокационных комплексов 64Ж6 позволило значительно расширить возможности применения ЗРК С-75М3 и С-200ВЭ по высотным целям и повысить устойчивость управления боевыми действиями зенитно-ракетного полка в условиях применения противником различного рода помех.

В 1987–1988 гг. в КНДР поступили три РЛС СТ-68У(19Ж6). Эта трёхкоординатная станция, работающая в дециметровом частотном диапазоне, являлась одной из лучших поздних советских РЛС.


Транспортировка и развёртывание облегчались тем, что антенный пост с поворотным устройством и кабина управления РЛС СТ-68У монтировались на едином полуприцепе. Радиолокационная станция имеет хорошую мобильность и высокую помехозащищённость. Для точного определения координат ей не требуется радиовысотомер. РЛС СТ-68У способна эффективно работать по маловысотным целям, в том числе таким сложным, как крылатые ракеты, в активных и пассивных помехах при наличии интенсивных отражений от земли и в сложных метеоусловиях, и одновременно сопровождать до 30 целей. Имеется возможность обнаруживать цель с ЭПР 0,1 м², летящую на высоте 100 м, на расстоянии 46 км, на средних и больших высотах – на расстоянии 160 км. Максимальная дальность обнаружения крупных высотных целей – более 300 км.

Помимо радиолокаторов советского производства, в КНДР эксплуатируются китайские радары. В англоязычных источниках говорится, что Китай в 1970–1990-е годы поставлял РЛС JLP-40, YLC-8 и JY-14.

РЛС JLP-40 является копией советской станции П-35. Этот вариант появился после того, как китайские специалисты ознакомились с РЛС П-35, похищенной в ходе доставки железнодорожным транспортом во Вьетнам через территорию КНР. Истребитель МиГ-17, летящий на высоте 1 800 м, мог быть обнаружен на дистанции 100 км. Максимальная дальность обнаружения – до 280 км.


РЛС YLC-8
РЛС YLC-8 создана на основе советской станции П-12. Модернизированные радары YLC-8А/8В по своим возможностям близки к советским радиолокаторам П-18. Сообщается, что дальность обнаружения РЛС YLC-8В превышает 250 км, и в ней внедрена цифровая обработка сигнала, а отображение информации осуществляется на современных мониторах.

Функциональным аналогом советской РЛС П-37 является станция типа JY-14, запущенная в серийное производство в конце 1980-х. По сравнению с П-37 китайская РЛС обладает лучшей помехозащищённостью и является трёхкоординатной.


Антенный пост РЛС JY-14
РЛС JY-14 работает в сантиметровом частотном диапазоне и способна обнаруживать цели на дальности до 300 км и высоте до 25 км. При размещении антенного поста на возвышенности истребитель МиГ-21, летящий на высоте 1 500 м, может быть взят на сопровождение на дальности 200 км. Станции типа JY-14 в начале XXI века считались одними из лучших по критерию «стоимость-эффективность» и широко поставлялись на экспорт.

Западные источники утверждают, что все старые РЛС метрового диапазона П-12 и П-14Ф, имевшиеся в Северной Корее, в настоящее время полностью выработали свой ресурс и выведены из эксплуатации.

Благодаря тому, что северокорейской агентуре удалось нелегально приобрести запасные части, в рабочем состоянии сохранились три радиолокационных станции 5Н84А, 10–12 П-18, по 5–6 единиц П-19 и П-37, а также две СТ-68У. Статус РЛК 64Ж6 не известен, возможно, что в рабочем состоянии остались отдельные элементы комплекса, такие как радиовысотомеры.

Несколько лет назад Северная Корея пыталась купить на Украине новые РЛС 36Д6М или модернизировать имеющиеся СТ-68У. Однако сделка не состоялась.

Всего в КНДР на спутниковых снимках можно обнаружить три десятка развёрнутых радиолокационных постов. Примерно полтора десятка станций китайского производства, которые в основном функционируют в центральной и северо-западной части страны.


Схема расположения радиолокационных постов на территории КНДР
Некоторые западные эксперты пишут, что Китай в обход международных санкций мог поставить КНДР узлы и комплектующие для сборки на северокорейских предприятиях современных РЛС с АФАР. Но достоверных доказательств этого найти не удалось.

Истребительная авиация
Согласно справочным данным, в составе ВВС КНДР числится около 300 истребителей, формально способных выполнять задачи противовоздушной обороны. Однако фактически количество перехватчиков, представляющих реальную боевую ценность и находящихся в технически исправном состоянии, многократно меньше.

Так, в справочнике World Air Forces 2022, выпущенном британским авиационным журналом Flight International, говорится, что в ВВС КНДР имеется более 100 истребителей Shenyang J-5.


Истребитель J-5
Этот дозвуковой самолет, совершивший первый полёт в 1956 году, является китайской копией МиГ-17Ф. В ВВС НОАК он снят с вооружения в 1992 году. Крайне сомнительно, что большая часть истребителей, чей возраст приближается к шестому десятку, обладает удовлетворительной боеготовностью. Но даже при условии полной технической исправности, высокой квалификации и мотивированности пилота, вести воздушный бой с современным истребителем или осуществлять перехват крылатой ракеты на самолёте, оснащенном примитивным приборным комплексом, допотопными средствами связи и навигации, практически невозможно.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители J-5 на авиабазе Оран. Снимок сделан в июле 2019 года
Большая часть истребителей J-5 используется в учебно-тренировочных целях, они также могут привлекаться для бомбово-штурмовых ударов.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители J-5 на авиабазе. Снимок сделан в сентябре 2022 года
Примерно 15 лет назад появилась информация, что значительное количество северокорейских J-5 переделана в пилотируемые крылатые ракеты, которыми должны управлять лётчики-смертники.

То же в полной мере относится к Shenyang J-6 (китайская копия МиГ-19С), которых в Северной Корее имеется около 90 единиц.


Истребитель J-6
Данный сверхзвуковой истребитель первого поколения выведен из боевого состава ВВС НОАК в 2010 году, и значительную их часть в Китае переделали в беспилотники.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители J-6 на авиабазе Кусон. Снимок сделан в ноябре 2022 года
Даже если предположить, что эти очень старые самолёты исправны и в самом деле способны подняться в воздух, их боевая ценность в роли перехватчиков очень не высокая.


На истребителе, спроектированном в начале 1950-х, нет бортовой радиолокационной станции и автоматизированной аппаратуры наведения, что практически исключает осуществление успешного перехвата в ночное время и сложных погодных условиях. Самолёты J-6 могут быть относительно эффективны только в роли штурмовика.

В прошлом значительную долю северокорейского истребительного парка занимали МиГ-21 советского производства. В период с 1966 по 1974 год ВВС КНДР получили не менее 174 МиГ-21 разных модификаций.


Считается, что сейчас в лётном состоянии находятся около 20 МиГ-21бис из 30 машин, нелегально закупленных в Казахстане в 1999 году. В прошлом северокорейские эмиссары активно пытались скупать по всему миру запасные части и расходные материалы для истребителей МиГ-21 советского производства, что свидетельствует о важной роли, которую играли эти самолёты в ВВС КНДР.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители МиГ-21, J-7 и J-5 на аэродроме Токсан. Снимок сделан в марте 2022 года
Более многочисленными являются истребители китайского производства Chengdu J-7II, поставки которых начались в 1982 году. Всего было закуплено 70 китайских истребителей с треугольным крылом, в настоящее время в строю осталось приблизительно 40 самолётов.


От советского МиГ-21Ф-13 образца 1959 года китайский J-7II отличается только более мощным двигателем, он не имеет БРЛС и сильно уступает истребителям МиГ-21, выпускаемым в СССР в 1970–1980-е годы.

Авиационные издания утверждают, что в КНДР имеется значительное количество истребителей с изменяемой геометрией крыла: одноместных МиГ-23МЛ и двухместных учебно-боевых МиГ-23УБ. По меркам 1980-х годов этот самолёт имел впечатляющие разгонные характеристики, нёс ракеты средней дальности и был оснащён передовым бортовым радиоэлектронным оборудованием: бортовым радиолокатором с дальностью обнаружения до 85 км, теплопеленгатором, способным обнаружить выхлоп турбореактивного двигателя на дальности до 35 км, вся прицельная информация выводилась на лобовое стекло. В ближнем бою в распоряжении пилота МиГ-23МЛ имелись модернизированные УР Р-60М с помехоустойчивой ТГС и 23-мм пушка в подвесном контейнере.


В разных справочниках количество северокорейских МиГ-23МЛ/УБ составляет от 40 до 56 единиц. Впрочем, если судить по спутниковым снимкам, то их число представляется слишком завышенным. Маловероятно, что фронтовые перехватчики, полученные более 35 лет назад, находятся в хорошем техническом состоянии. Исходя из анализа доступных спутниковых снимков, можно утверждать, что по состоянию на середину 2022 года в воздух поднималось не более двух десятков МиГ-23.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители МиГ-23 и МиГ-29 на аэродроме Пукчхон. Снимок сделан в июне 2022 года
Все без исключения истребители семейства МиГ-23 всегда были дорогими в эксплуатации и требовали больших трудозатрат при обслуживании. Износ материальной части и дефицит запасных частей наверняка сделали большую часть этих весьма сложных самолётов небоеспособными. Англоязычные эксперты пишут, что поддержание северокорейских МиГ-23 в работоспособном состоянии стало возможным благодаря закупке запчастей и расходников на чёрном рынке. В большинстве стран, где имелись МиГ-23, они давно сняты с вооружения.

Наиболее современными истребителями ВВС КНДР являются МиГ-29А/УБ, закупленные в 1988–1992 гг. Всего было поставлено 45 истребителей 4-го поколения, примерно 30 из них были собраны в Северной Корее.

МиГ-29А выгодно отличался от МиГ-23МЛ, в основном ориентированного на атаки ракетами средней дальности, простотой пилотирования, манёвренностью и меньшими трудозатратами при подготовке к боевому вылету. В 1980–1990-е годы в ближнем воздушном бою «двадцать девятый», благодаря высокой манёвренности и тяговоруженности, имел преимущество над всеми западными истребителями.

Кроме того, МиГ-29А был для своего времени оснащён достаточно совершенным БРЭО и нес шесть ракет ближнего боя Р-60М и Р-73 с дальностью пуска 10–30 км. Встроенное вооружение – 30-мм пушка ГШ-301. Для борьбы с воздушным противником вне прямой видимости в состав боевой нагрузки могли входить две ракеты средней дальности Р-27Р с полуактивной радиолокационной ГСН, способные поражать цели вне зоны прямой видимости, что в свою очередь позволяло выполнять задачи по перехвату фронтовых и стратегических бомбардировщиков на дальних подступах от защищаемых объектов. БРЛС Н019, установленная на экспортном истребителе МиГ-29А, способна обнаруживать цель типа «истребитель» на дальности до 85 км. Оптико-локационная система в условиях хорошей видимости фиксирует цели в ИК-диапазоне на дальности до 35 км. Информация о целях выводится на лобовое стекло.

В начале 1990-х велись переговоры о лицензионном производстве МиГ-29 в КНДР, его планировали наладить на авиационном заводе в Пакчхоне. Распад СССР не позволил реализовать планы северокорейского руководства. У КНДР не имелось финансовых ресурсов, а Россия отказалась предоставлять технологии, оборудование и сборочные комплекты в долг.


МиГ-29 ВВС КНДР
Часть северокорейских МиГ-29 была капитально отремонтирована в начале 2000-х. После ремонта самолёты покрасили в зелёный цвет. В данный момент количество летающих МиГ-29 в КНДР невелико.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители МиГ-29, МиГ-23, МиГ-21, J-6 и J-5, находящиеся на хранении на аэродроме Пукчхон. Снимок сделан в июне 2022 год
Большая часть самолётов поставлена на хранение. Истребители МиГ-29, имеющие перспективы дальнейшего использования, законсервированы в подземных укрытиях, которые вырублены в скалах неподалёку от некоторых авиабаз.


Спутниковый снимок Google Earth: истребители J-5 и МиГ-21 на стоянке возле входа в подземное укрытие на авиабазе Консан. Снимок сделан в декабре 2021 года
Самолёты, выработавшие свой ресурс, по большей части хранятся под открытым небом и являются источником запасных узлов и деталей.

Северокорейские ракеты «воздух-воздух»
Все истребители ВВС КНДР вооружены встроенными и подвесными пушками. Артиллерийское авиационное вооружение может быть использовано только в ближнем бою, против визуально наблюдаемых целей, и в настоящее время основным оружием перехватчиков являются управляемые ракеты.

Вместе с советскими истребителями МиГ-21 передавались ракеты воздушного боя с ИК ГСН Р-3С (К-13) (советская копия американской AIM-9В Sidewinder). Также имелись ракеты Р-13Р с радиолокационным полуактивным наведением.


Управляемая ракета «воздух-воздух» малой дальности Р-3С
Всего с 1966 по 1978 год было поставлено более 1 000 ракет Р-3С/Р. Сообщается, что для их применения в конце 1980-х – начале 1990-х доработали часть истребителей китайского производства J-5 и J-6. В настоящее время УР Р-3С/Р считаются устаревшими, и все ракеты этого типа находятся за пределами гарантийного срока эксплуатации.

Китайским аналогом УР Р-3С является PL-2А. Приблизительно имеется две сотни PL-2А, предназначенных для подвески на истребители J-7, стоящие на вооружении северокорейских военно-воздушных сил.


Ракета PL-2A
В середине 1980-х в арсенале северокорейских МиГ-21 и МиГ-23 появились ракеты ближнего боя Р-60М, которые по сравнению с Р-3С являются гораздо более эффективным средством поражения воздушных целей. Всего Северная Корея получила 450 ракет Р-60М.


Управляемая ракета «воздух-воздух» малой дальности Р-60М
По дальности пуска (10 км в переднюю полусферу) Р-60М превосходила Р-3С всего на 2 км. Но при этом Р-60М была почти вдвое легче, имела лучшую помехозащищённость и манёвренность.

По составу вооружения истребителей МиГ-23МЛ в иностранных источниках имеются разночтения, в них упоминаются УР Р-23Р/Т и Р-24Р/Т. По факту МиГ-23МЛ мог нести все эти ракеты, но УР средней дальности Р-23Р и Р-23Т изначально входили в арсенал более ранних модификаций МиГ-23М/МФ, а для МиГ-23МЛ были созданы гораздо более совершенные ракеты Р-24Р и Р-24Т.

Ракета Р-23Р с полуактивной радиолокационной ГСН способна поражать цели на дистанции до 35 км и превосходила УР Р-3Р по этому показателю в 4 раза. Дальность пуска УР Р-23Т с ТГС достигала 23 км. Считалось, что эта ракета могла обстреливать цели на встречных курсах, и для захвата цели достаточно нагрева передних кромок аэродинамических поверхностей.


Ракеты Р-24Р и Р-60М на узлах подвески МиГ-23МЛ
Ракеты средней дальности Р-24Р способны поражать воздушные цели при пуске в переднюю полусферу на дистанции до 50 км. Максимальная дальность стрельбы «тепловыми» ракетами Р-24Т составляет 35 км. В южнокорейском обзоре, посвященном боевой авиации КНДР, говорится, что до 1989 года Советский Союз передал 450 ракет Р-24.

Параллельно с истребителями МиГ-29 поставлялись авиационные средства поражения, в том числе УР воздушного боя Р-73 и Р-27.


При разработке УР Р-73 учитывались такие требования, как всеракурсность, сверхманёвренность и реализация принципа «выпустил-забыл». Ракета не накладывает существенных ограничений на манёвр носителя в процессе эксплуатации, то есть может применяться при маневрировании самолёта с большими перегрузками.


Ракета ближнего боя Р-73
Стартовая масса ракеты составляет 105 кг. Максимальная дальность пуска в переднюю полусферу – 20 км. Минимальная дальность стрельбы в заднюю полусферу – 0,3 км. Точных данных о количестве преданных Северной Корее УР Р-73 найти не удалось, но, судя по всему, их число не превышает двух сотен ракет.

Для борьбы с воздушным противником вне прямой видимости истребитель МиГ-29А может нести две ракеты средней дальности Р-27Р с полуактивной радиолокационной ГСН.


Ракета средней дальности Р-27Р
Стартовая масса ракеты Р-27Р с полуактивной радиолокационной системой наведения составляет 253 кг. Дальность стрельбы в переднюю полусферу – 58 км. Согласно южнокорейским источникам, до 1992 года было закуплено 50 ракет, что явно не достаточно, чтобы вооружить ими 45 истребителей.

В состав вооружения МиГ-29А также может входить УР Р-27Т с тепловой головкой самонаведения. Но достоверной информации о том, что такие ракеты стоят на вооружении в КНДР, не имеется.

Состояние и перспективы развития северокорейской истребительной авиации
Хотя КНДР формально обладает внушительным для такой страны истребительным парком, по большей части это устаревшие самолёты, не способные осуществлять перехват ночью и в сложных погодных условиях, а также на равных сражаться с американскими, южнокорейскими и японскими истребителями 4-го поколения.

Ситуация усугубляется плохим техническим состоянием даже самых свежих северокорейских истребителей, чей возраст уже перевалил за 30 лет. Согласно оценкам южнокорейских экспертов, коэффициент технической готовности истребительного парка КНДР не превышает величины 0,3. Другими словами, из десяти самолётов осуществить боевой вылет могут только три. Спутниковые снимки северокорейских авиабаз за последние 10 лет однозначно свидетельствуют о резком сокращении числа боевых самолётов, что вызвано списанием изношенных машин и высокой аварийностью.

Северокорейские лётчики-истребители в основной массе имеют низкий уровень подготовки. Даже в «придворных» истребительных авиаполках, оснащённых МиГ-23 и МиГ-29, средний годовой налёт составляет 25–30 часов. Пилоты истребителей J-5, J-6, J-7 и МиГ-21бис проводят в воздухе за год не более 20 часов. Малый налёт позволяет сберечь ресурс самолётов, но это крайне негативно сказывается на квалификации лётного состава.

Нельзя сказать, что руководство КНДР не озабоченно падением боевого потенциала истребительной авиации, которая должна встречать вражеские бомбардировщики и крылатые ракеты на дальних подступах.

Однако острая нехватка материальных ресурсов и значительные траты на ракетно-ядерную программу не позволяют Северной Корее осуществить модернизацию ВВС. Впрочем, дело не только в дефиците валюты.

Тот же Китай может себе позволить безвозмездно поставить в КНДР лёгкие истребители J-10 или экспортные китайско-пакистанские JF-17 Thunder. Но правительство КНР, оказывающее Северной Корее экономическую поддержку, не хочет компрометировать себя поставками современного оружия в страну, которую многие члены мирового сообщества считают изгоем. Для прагматичного Китая дивиденды от внешнеэкономических связей с США, Японией и Республикой Кореей гораздо важнее, чем и без того полностью зависимый и технологически отсталый сосед.

В сложившейся ситуации без китайской поддержки ВВС КНДР обречены на деградацию. В условиях противостояния с глобальным Западом помощь в укреплении боевого потенциала северокорейской авиации способна оказать Россия. Но стоит понимать, что рассчитаться за современные истребители Пхеньян не в состоянии, и это может вызвать болезненную реакцию не только недружественных нам стран, но и Китая, который считает Северную Корею своей вотчиной.

Продолжение следует… Источник