Траектория доллара: от глобального страха к глобальному краху

Вопреки выгоде
Крепкий доллар выгоден с психологической точки зрения, но крайне невыгоден в условиях равноправной конкуренции. О ней в настоящий момент говорить не приходится, и потому ФРС вместе с американским госдепом совершенно спокойно воспринимают локальное укрепление доллара.

Для нынешнего финансового кризиса, переросшего уже в гибридную войну, пока ещё не всех со всеми — усиление доллара это один из главных факторов. Слабеют сейчас все мировые валюты, зачисленные в резервные — относительно доллара упали фунт, евро и йена.

Однако все они однозначно проследовали за китайским юанем, для которого укрепление доллара вообще-то всегда было важнейшим конкурентным преимуществом. Народный банк Китая регулярно снижал курс юаня волевыми решениями, не обращая внимания ни на нормы ВТО, ни на пропагандистские вопли со стороны ФРС и МВФ.

Собственно, такая игра на курсах — преимущество не для самого юаня, а для китайской экономики, но сейчас оно уже почти исчерпано. Растущий Китай столкнулся с проблемой всех, у кого дела лучше, чем у конкурентов — с ростом благосостояния собственного населения.

С одной стороны, это вроде бы гарантирует тот самый эффективный спрос по Кейнсу, причём уже не только от экспорта, но и на внутреннем рынке. А с другой — ведёт к подорожанию китайских товаров, снижая их конкурентоспособность.

Спасительный вроде бы перевод производств за рубежи КНР, где рабочая сила дешевле, помогает компенсировать недополучение дешёвого сырья из России и от её соседей, но и это ненадолго. А экономики некоторых стран, жёстко привязанных к КНР, это просто ставит под удар.

В целом же ситуация складывается парадоксально — ведущие экономические силы мира – США и КНР дружно жертвуют прибылями, лишь бы отстоять свои позиции. К горячей войне, даже за Тайвань, это вряд ли приведёт — только потому, что важнее провести настройку конкретно под себя сырьевых стран, начиная с России, а параллельно с этим и ЕС.

Сильный доллар — это ненадолго
В долларовые активы всегда было принято прятаться. Всем, вплоть до наркобаронов. Всем – маленьким, средним и большим экономикам лучше переживать кризис в надёжном месте. Американские долговые бумаги, прежде всего трежерис — это традиционно самая тихая гавань.

Русский финансовый корабль, однако, в этой гавани, похоже, просто спалили. Однако к падению спроса на доллары это не привело. Но только пока, как только что-то прояснится, спрос непременно обвалится. Но это если прояснится не в нашу пользу. Если же в нашу — спрос подскочит, а доллар укрепится больше некуда.

Это для США и ФРС не так и плохо, хотя общий долг вырастет в цене до небес. Но ведь в сравнении с американским ВВП он не так и велик, как кажется, и разогревом экономики, к тому же без дальнейшего повышения кредитных ставок, компенсировать можно всё что угодно. Ради разогрева экономики in USA затеяна и наша схватка с Украиной, а ресурс повышения ставок уже явно исчерпывается.

Крепкий доллар выгоден ради стабилизации экономики, во всех остальных отношениях от него больше вреда. Но это при условии традиционной полной финансовой стабильности внутри США. Сейчас тому же ФРС можно никак не реагировать на рост доллара.

Дело в том, что конкурентные преимущества американским товарам обеспечивают всего несколько кластеров, вроде Сиэтла с его «Боингом», автопрома, жиреющей на нынешней конъюнктуре добывающей промышленности и той же Калифорнии. И благодаря им общие финансовые диспропорции остаются некритичными.

Деньги пришли в американскую экономику, как только в США дали отмашку на повышение ставок — раньше Китая и раньше ЕС. С остановкой повышения ставок, а оно не за горами, капитал снова потечёт из Америки. Доллар ослабнет, и экономика тут же использует яму между волнами.

Доллар против всех
Аналитики не раз отмечали, что сложность конкуренции с долларом проще всего проследить на примере евро. Даже тот факт, что единая валюта в силу американской монополии на финансовых рынках — это не более, чем долларовый суррогат, не отменил необходимости периодически ставить его на место.


Обращает на себя внимание, что евро сильнее всего упал именно в тот период, когда повсюду заговорили о масштабном и даже согласованном противостоянии доллару. И это лишь подтверждает умение ФРС аккуратно и без ненужного шума перекинуть все свои трудности на другого.

Объёмы финансовой помощи в адрес Украины со стороны США не идут ни в какое сравнение с европейскими, но отдувается за всё падением курса почему-то именно евро. Казалось бы, страны ЕС могли бы сейчас извлекать выгоды из появившихся конкурентных преимуществ. Однако конкурировать-то европейцам, оказывается, нечем, а тут ещё и санкции, и фактическое закрытие российского рынка.

Всё, что происходит сейчас, ведёт к тому, что эффект санкций купируется по крайней мере психологически. Тезис про деньги как суррогат доверия работает в полной мере, и помехой не становится даже использование вместо SWIFT других систем расчёта. От доллара ведь и в них никто не откажется.

Расправа с восставшими против доллара Ираком и Ливией и персонально с их лидерами, как и нынешняя показательная порка евровалюты, не могут быть в такой же мере применены против России. Но против неё, как видим, сработало совсем иное — взбунтовался сосед, едва не превращённый в подобие промышленного офшора для российских олигархов.

Спросите китайцев
Прошли годы, когда ситуацию медленно, но верно разогревали, а выгоду из взрыва извлекать будут уже позже и совсем иными методами. Пусть даже и отказавшись от доминирования доллара в мировых финансах. Монополия — это же смерть капитализма. Даже если это и монополия доллара.

Никита Масленников, известный экономист и политолог, обратил внимание на тот факт, что те, кто, казалось бы, больше других заинтересован в «унижении» доллара, ничуть не смущаются и держат львиную долю резервов в долларах.

Этот эксперт из Института современного развития, вообще-то вполне себе либерального, а значит — ничего не имеющего против господства доллара, считает такими не только Россию, Китай, Иран и с натяжкой Индию, но и целую когорту финансовых институтов, в том числе и из Великобритании и ЕС. И он предлагает отделять зёрна от плевел:

«Выйти из-под долларового пресса хотят сегодня очень многие, и они-то и выступают с заявлениями о его грядущем крахе. Но есть желаемое и есть возможное. И достижением будет уже хотя бы избавление от полной гегемонии доллара.

Чисто теоретически прогноз про то, что «ещё немного» и госдолг США опрокинет доллар, имеет под собой основание. Рано или поздно это произойдёт, если не принимать никаких контрмер, как сейчас. Однако нужно понимать, что доллар в нынешнее время — всё-таки резервная валюта № 1.

А у тех же китайцев стоит спросить, почему они держат около трёх триллионов долларов в качестве резервов? Если они не доверяют доллару, тогда им следовало бы распродать государственные облигации США.»
Вместо P.S. Начиная с февраля 2022 г. доля доллара в международных платежах, финансовых и торговых расчётах выросла, превысив отметку в 40 процентов. На евро и иные резервные валюты при этом приходится чуть более 30 процентов. В итоге доллар остаётся мерой стоимости, определяя в том числе и цены на нефть и газ. Источник