Уроки морских сражений Русско-японской войны, взгляд из Франции


Французский броненосец «Патри»

Программа строительства кораблей Франции 1900 года
На заседании 29 ноября 1899 года, Высший военно-морской совет высказал мнение, что военный флот Франции должен состоять из: броненосцев, броненосных крейсеров, эсминцев, миноносцев и подводных лодок. Он определил количество кораблей каждого из этих классов, которые необходимо было построить, чтобы привести флот в состояние эффективной защиты морских интересов страны.

В результате этого обсуждения военно-морской министр внёс на рассмотрение Палаты представителей от имени правительства 30 января 1900 года законопроект, за который последовательно проголосовали палата депутатов 30 июня 1900 года и Сенат 7 декабря следующего года.

По этой программе ВМФ должен был получить до 1 января 1907 года: 6 эскадренных броненосцев водоизмещением 14 865 тонн, 5 броненосных крейсеров водоизмещением 12 550 тонн, эсминцев, миноносцев и подводных лодок в количестве, определяемом в соответствии со стоимостью каждой из этих единиц. Общий объем ассигнований, выделенный на эту программу, составлял, с учетом недостроенных кораблей, 762 миллиона франков.

Вооружение броненосцев согласно проекту, 4 – 305 мм, 16 – 164 мм, 25 – 47 мм, бронирование главный пояс 180–280 мм, верхний пояс 180–240 мм, палубы 55–75 мм, башни ГК 280–320 мм, башни среднего калибра 140 мм, казематы 120 мм, скорость 19 узлов.

Но не все во Франции были согласны с предложенным проектом броненосцев, часть офицеров флота и депутатов выступали за строительство броненосцев с увеличенной скоростью, за счёт снижения толщины брони. Они утверждали, что в бою между двумя эскадрами, одна из которых менее защищена, но имеет большую скорость, она одержит победу в бою над более медленной, но лучше защищённой, если будет использовать свою маневренность.

Но учения, которые были проведены с целью проверки этого мнения, показали его ошибочность.

Было установлено, что та эскадра, броненосцы которой лучше защищены, одержит победу, если ее артиллеристы имеют равную подготовку с артиллеристами противника, не используя сложные маневры. Основную защиту будет обеспечивать превосходство в бронировании, к тому же командир эскадры может за счёт простых манёвров расположить все свои корабли так, чтобы обеспечить участие в бою максимального количества своих орудий.

Но эскадра, имеющая меньшую скорость, может нанести поражение противнику только при условии, что она будет состоять из кораблей, имеющих лучшее бронирование, чем корабли более быстрой эскадры противника. Поэтому в Высшем военно-морском совете придерживались мнения об использовании максимальной возможной защиты для артиллерии, машин и корпуса корабля. При этом проектируемые броненосцы должны были иметь скорость, по крайней мере, равную скорости подобным кораблям других стран.

В Совете напомнили, что 1898 году был разработан проект «броненосца-крейсера» водоизмещением 13 700 тонн, вооружение 4 – 240-мм и 16 – 164-мм орудий, скорость 21 узел, но максимально возможная толщина брони, которую можно было установить на этом корабле, составляла 152–178 мм. Такой корабль нельзя поставить в боевую линию из-за слабости бронирования и орудий главного калибра, для использования в качестве броненосного крейсера он не подходит, так как уступает им 2 узла в скорости.

По этим причинам от таких кораблей отказались, посчитав, что не стоит создавать промежуточный тип кораблей, не соответствующий тактическим взглядам ВМФ.

Обсуждение
В наше время мы имеем большой объём информации о морских боях, произошедших во время Русско-японской войны. Многие из выводов, сделанных французскими инженерами и офицерами ВМФ, могут показаться нам странными и ошибочными, но не стоит забывать, что все они сделаны в период 1905–1906 гг. и основывались на доступной на тот момент информации.

В мае 1905 года произошло Цусимское сражение, вызвавшее много дискуссий в разных странах, не осталась в стороне и Франция. Гибель трех броненосцев типа «Бородино», построенных на основе французских взглядов как улучшенная версия броненосца «Цесаревич», вызвала удивление у инженеров и офицеров флота. Как эскадра, имевшая в своём составе всего четыре броненосца, смогла в течение артиллерийского боя разгромить эскадру, состоявшую из восьми броненосцев, трёх броненосцев береговой обороны, одного броненосного крейсера, при этом не потеряв ни одного корабля и не получив серьёзных повреждений?

Выдвигались различные причины произошедшего, рассматривалась также и версия применения японцами подводных лодок в этом бою. Остроты дискуссиям добавила опубликованная в газетах статья японского корреспондента посетившего броненосец «Орел», он писал:

«Броненосец «Орел» получил страшные удары нашей артиллерии. Корабль получил 40 попаданий крупнокалиберных снарядов, надстройка и корпус изрешечены снарядами и осколками. Повсюду разбросаны исковерканные куски железа, обломки конструкций и дерева. Вся верхняя часть корабля, начиная с батарейной палубы, имела сильные разрушения, повсюду видны следы от сильных пожаров».

Фото повреждений броненосца «Орёл», сделанное японским корреспондентом.
На страницах различных газет инженеры и офицеры флота высказывали мнение о необходимости изменений конструкций кораблей, систем бронирования и вооружения. Чтобы не принимать ошибочных решений, начальник управления кораблестроения Военно-морского министерства К. Ферран, предложил прекратить все дискуссии о новых проектах и изменениях, которые необходимо будет внести в конструкции кораблей, до получения официальной информации и отчётов военно-морских атташе, находящихся в Японии и России. Он говорил:

«Все программы флота, как во Франции, так и за рубежом, находящиеся в стадии обсуждения или реализации, основаны на первоначальной информации сомнительной достоверности, переданной по телеграфу и опубликованной в газетах, «очевидцами», которые были свидетелями различных сражений, находясь в Токио».
«Помимо общих вопросов вооружения и защиты, в строительстве военного корабля есть множество важных деталей. Нельзя сомневаться в том, что опыт Русско-японской войны позволит нам осуществить различные идеи и проверить, согласуются ли они с нашими теориями. В этом качестве подробное рассмотрение и обсуждение повреждений, полученных обоими флотами, представляется нам полезным источником».
Полученные отчёты опровергали информацию о том, что броненосец «Орёл» получил 40 попаданий снарядами крупного калибра.

В корабль попало 33 снаряда, из них три снаряда 305 мм, три снаряда предположительно 203–305 мм и 27 снарядов мелкого и среднего калибра, большая часть из них 152 мм калибра. Надстройки и корпус имеют сильные повреждения, но они не нанесли повреждений, сильно повлиявших на боеспособность корабля. Броня поясов, башен и боевых рубок выдержала все попадания, снаряды разрывались, нанося повреждения небронированным частям осколками и взрывной волной, но имели локальный характер.

При этом следует отметить, что на «Орле» после его сдачи было обнаружено, что башня главного калибра имела толщину 190 мм вместо 250 мм, 152-мм башни имели броню 100 мм вместо 152 мм и не соответствовали указанным в справочниках. Возможно, русские стремились с помощью этих сокращений уменьшить общую перегрузку.

В любом случае это подтверждает высказывания адмирала З. П. Рожественского о слабости бронирования. По его заявлениям, строительная перегрузка так же повлияла на защиту корпуса кораблей, при загрузке нормального запаса угля основной броневой пояс выступал из воды всего на 4 см.

На самом деле эти броненосцы в бою защищались только тонкой 100–150-миллиметровой броней верхнего пояса. При испытании в 1901 году броневой плиты для броненосца «Александр III» толщиной 152 мм, она была пробита бронебойным 254-мм снарядом, условия стрельбы были созданы для определения стойкости защиты на дистанции 4 500 ярдов (4 115 метров).

Таким образом, 12-дюймовое орудие должно было пробивать её на дистанции до 5 000 метров, при этом она пробивается 152-мм бронебойным снарядом только с дистанции 1 500 ярдов (1 371 метр), это давало определённую защиту от средней артиллерии противника.


Фото 6-дюймовой броневой плиты броненосца «Александр III» после обстрела 152-мм бронебойными снарядами
Необходимо понимать, что в бою результаты стрельбы будут сильно отличаться от результатов, полученных при испытаниях. На полигоне броня поражается под нормальным или под малым углом, в бою все иначе. Из ста выпущенных снарядов в цель попадут максимум семь-восемь, из них только 2 или 3 попадут под углом, благоприятным для пробития брони.

В Цусимском бою русские броненосцы первого отряда имели защиту, сравнимую с защитой броненосных крейсеров, но из-за слишком малой высоты верхнего пояса их защита была хуже, чем у броненосных крейсеров типа «Эрнест Ренан». Однако следует отметить, что на русских кораблях, и в частности на «Орле», пробоин в бронированных частях не было.

Было бы удивительно, если бы пробития брони были только у броненосцев «Князь Суворов» и «Александр III», в отношении броненосца «Бородино» есть другое мнение.

Продолжение следует… Источник